По лесам и лугам Соомаа мы прошли… на каноэ

5. Май 2013

Нина ВОРОПАЕВА

Когда в одном из мест Вильяндиского уезда был разгар пятого времени года, мы поспешили туда, ведь длится оно всего несколько дней. Предвкушая уникальность путешествия, мы и не подозревали, через что нам предстоит пройти. И после, когда мы из Соомаа приехали в Вильянди и гуляли по тихому, самобытному своей культурой городу, пережитые события напоминали о себе мозолями на руках и болью в мышцах…

Национальный парк Соомаа
  • Парк создан для охраны больших верховых болот, пойменных лугов, лесов, которые занимают 80 процентов «страны болот».
  • Находится на границе Пярнуского и Вильяндиского уездов. Площадь — 390 кв. км.
  • Весной во время максимального разлива образуется водное пространство площадью около 175 кв. км, ширина которого достигает 7-8 километров. Самая большая амплитуда в уровнях воды была 5,7 метра.

Жизнь в Соомаа, более чем где-либо в Эстонии, зависит от погодных условий. Местные жители привыкли говорить, что у них пять времен года: весна, лето, осень, зима и половодье. Когда вода от осадков и таяния снега сходит с возвышенности Сакала на территорию национального парка Соомаа, реки, находящиеся здесь довольно близко друг от друга и не имеющие сильного течения, не в состоянии принять все количество сходящей воды.

Вода разливается по лугам, затопляет леса и дороги, нарушая связь с внешним миром, и передвижение возможно только на лодках-челноках. Иногда вода от весеннего паводка прибывает в день на 1 метр, и так 3-4 дня подряд. В 2010 году уровень поднялся выше 493 сантиметров.

Вот что писали о половодье жители Соомаа в прошлом веке.

Отметка уровня воды показывает, что самое большое наводнение было в 1931 году.

«1931 год… У нас вода затопила комнаты на 12 дюймов выше пола. Кровати пришлось поднять на деревянные чурки. Невозможно было топить печь. Ночью так жутко спать над водой. Неделю спустя вода из комнат ушла».

«В одно сильное наводнение домашний скот переместили на чердак. Ухаживали за ним, проходя через чердачную дверку. На другом хуторе в свинарнике разместили на навозе деревянные чурки, на них положили дверь и так приготовили место для одного старого кабана. Во время развоза еды кабан прыгнул в челнок. Тот накренился — и оба упали в воду. Свинья быстро выбралась на свое место, а вымокший хозяин — обратно в лодку».

«Два мужика отвозили плот в Пярну и, возвращаясь пешком обратно, сбились с пути, попали в Сокурни. Хозяин хутора решил их отвезти на челноке в Тырамаа. Но сильный ветер поднял на лугу волны, как на море, и челнок не справился с ними — затонул. Наконец-то мужики выбрались на платформу для сена, а Яак из Сокурни залез на ольху. Проезжающие мимо сплавщики леса услышали крик о помощи…».

Нам тоже впору было кричать о помощи

Сегодня в Соомаа живет около сотни человек, а в местах сильного затопления — не более двадцати. Многие хутора зиму и пятое время года пустуют, люди приезжают сюда только после ухода большой воды. Зато она стала привлекать много туристов, для которых организуются походы на каноэ вдоль затопленных дорог, по лесу, с заплывами во дворы хуторов. За этим приехали в базовый лагерь, что в 30 километрах от Вильянди, и мы.

Кроме нас, сюда прибыли две группы туристов — из Вильянди и Таллинна, двое журналистов «Reuters». Организатор походов Айвар был очень занят, он коротко объяснил нам, что мы можем пойти по воде вместе с группами на 7 километров или же на 3 километра, и он будет сопровождать нас и журналистов из «Reuters». Мы решились на 3-километровую «прогулку». Однако в действительности нам пришлось пройти 7 километров, причем практически в одиночку, блуждая среди деревьев.

Мы сели в каноэ и пошли за лодкой, где были Айвар и коллеги-журналисты из Риги. Вскоре они смешались с лодками группы, решив, видимо, все же идти на 7 километров, и мы стали ориентироваться на других. Но поскольку ни я, ни Матти не имели опыта хождения на каноэ, мы отстали от них, а когда пришлось лавировать между деревьями в густом лесу — и вовсе потеряли всех из виду.

Приходилось пробивать себе дорогу и веслами, и руками, убирая ветки...

Ориентировались только по меткам — лентам, развешенным на деревьях. Наше пластмассовое каноэ то и дело сталкивалось с деревьями, с ледяными глыбами. В такой чаще, где пролегла водная тропа, даже в сухое время года было бы трудно пройти, а тут надо работать веслами, уворачивась от веток. Словом, экстрим еще тот…

Наконец, мы выплыли на открытую местность — под нами, видимо, был луг, и увидели вдали наполовину затопленный пустующий хутор, где находились все, с кем мы отправились в поход. Но пока мы добирались до них и делали снимки, все опять ушли вперед. Айвар только успел сказать нам, что теперь будет легче — пойдем по канаве, — и его лодка скрылась в лесу.

Всё затопила большая вода.

Пошли по канаве. Стрелка на одном из деревьев указывала направление пути, но вскоре мы достигли перекрестка, и было не понятно, идти вперед или повернуть влево. Наконец, заметив голубую ленточку на дереве с левой стороны канавы, решили, что нам туда. Казалось, что эта канава, вода, от которой никуда не деться, не выйти из каноэ, не закончится никогда.

Больше всего тревогу вызывало, что никаких опознавательных знаков, что мы идем в правильном направлении, не было видно. Опять наша лодка билась о коряги, плавающие деревья, ледяные глыбы. Порой казалось, что падение в воду просто неизбежно. Мы уже хотели звонить Айвару, когда увидели свет в конце туннеля. Это оказалась дорога. Какое счастье после более трехчасового напряженного нахождения в каноэ снова ступить на землю, распрямить затекшие ноги и спину!..

А 81-летней Эльви все нипочем

Пока мы отдыхали, к дороге стали приходить каноэ с туристами уже из другой группы, которая, видимо, вышла позже нас. Они перетаскивали лодки через дорогу, снова садились в них и продолжали путь. Заметила, что все они в основном люди молодые.

В одной из лодок все же была женщина в возрасте. Знакомимся. Это Эльви из Таллинна, которая пошла в поход вместе с дочкой, внучкой и их мужьями. «Это они сделали мне подарок ко дню рождения», — говорит удивляющая нас, измученных походом, улыбчивая, излучающая жизнерадостность женщина. Но следующие ее слова просто поразили.

У 81-летней Эльви (в центре) после длинного похода на каноэ еще есть силы помочь молодым перетащить лодку через дорогу.

— Мне 81 год, — говорит она. — Замечательный подарок, который запомнится. Если предложат еще раз сходить на следующий сезон, обязательно пойду.

Дочка Эльви говорит, что мама сама хотела побывать в Соомаа во время половодья, она вообще любит все необычное. Например, на 80-летие она побывала на ледяной дороге, которая открывается на время между материком и островом Кихну…

Что ж, хочешь-не хочешь, пора опять на воду. Тащим каноэ через дорогу — и снова за весла.

Последний отрезок пути оказался небольшим, и вскоре мы вышли на открытое пространство озера и по нему — к базе.

Мы находились в лодке в общей сложности более 4 часов. Если бы мне заранее сказали об этом и обрисовали, через что предстоит пройти, думаю, я вряд ли бы согласилась на подобную авантюру. Но все хорошо, что хорошо кончается. Конечно, теперь будет что рассказать внукам и есть повод гордиться собой, что я это сделала!

Прижимистые мульки

Вильяндимаа известна и как «земля мульков», чем очень гордятся все мульки, говоря не только о своем историческом центре, ганзейском городе Вильянди (Феллин), но и об особенном стиле жизни и быта, характеризующем мульков и их древнюю землю («мульки» — образованная на основе западного наречия южно-эстонского языка этнографическая и лингвистическая группа, народность).

Приходилось слышать, что мульки — народ, мягко говоря, прижимистый. В том, что они экономные, мы убедились в гостевом доме, где заранее заказывали номера для ночлега. Батареи в номере встретивший нас управляющий включил только тогда, когда мы туда зашли. Пришлось по меньшей мере полчаса чувствовать себя неуютно в холодной комнате, особенно если мечтал о теплой постели после такого экстремального похода в Соомаа.

Скульптура легендарного мэра Вильянди, который много сделал для его развития, Аугуста Марамаа и его собаки находится рядом с ратушей.

На утро после вчерашнего напряжения болело все тело. Но мы не теряли присутствия духа и чувства юмора, которые очень помогли нам накануне. Например, когда было очень тяжело идти на каноэ между деревьев и казалось, что силы на исходе, Матти подбадривал меня: «Нина, хорошо идем!». Это фраза из фильма «Особенности национальной рыбалки», ее произносит офицер, управлявший подводной лодкой, на которой Кузьмич и его друзья ходили в Финляндию за оставленной там водкой, и эту водку заливали в субмарину, когда у нее кончилось топливо.

Маленький город искусства

Прогулка по Вильянди, несмотря на мелкий дождик, оказалась очень приятной, умиротворяющей, что и требовалось нам после Соомаа. Каждый шаг, уголок города рассказывает о его истории, культуре и традициях. Пересекая площадь Вабадузе, видим белую церковь Яани, которая была построена в 1464 году для монастыря францисканцев.

Протяженность висячего моста над оборонительным рвом - 50 метров.

Пройдя над оборонительным рвом через висячий мост, который был подарен в 1931 году городу помещиком Тарвасту Карлом фон Мензенкампфом, попадаем в средневековье. Тогда на месте древнего городища эстов стали возводить резиденцию влиятельнейшего в те времена ливонского ордена. От мощного замка до нашего времени сохранились лишь его развалины, но среди них установлена сцена и есть места для зрителей. Здесь ставит летом свои спектакли театр «Угала», проводятся большие фольклорные праздники.

На развалинах замка есть ворота, в стене которых можно найти вмятину от таинственного следа лапы. Говорят, если путник вложит свои пальцы в этот след, то все его заветные желания потом сбудутся…

С развалин замка открывается красивый вид на озеро Вильянди и его окрестности. Возвращаясь в город, мы зашли в старый амбар Кирсимяэ, который стал теперь Центром фольклорной музыки Эстонии, побывали в его музыкальной библиотеке, двух залах, гримерках.

В здании пастората церкви Яани есть Центр Кондаса, где представлено торчества этого художника из Вильянди. Именно его картина «Поедатели клубники» дала идею расположить в разных уголках города большие привлекательные ягоды.

Рядом с ратушей начинается лестница Трепимяги (Лестничная гора), которая состоит из пяти пролетов и 158 ступенек. Она служит связью между городом и озером. Неподалеку от ратуши в парке стоит скульптура художника в развевающейся мантии. Он поглощен творчеством, кисть в руке готова к работе. Это первый художник эстонского происхождения Йоханн Келер, который родился в вильяндиском крае. Выходец из простого народа стал признанным живописцем Российской империи и профессором петербургской Академии искусств.

На площади генерала Лайдонера взгляд останавливается на фонтане под названием «Мальчик с рыбой» скульптора Августа Вомма, тоже родом из Вильяндиского уезда.

В разных уголках города можно встретить такую клубнику.

Заметным зданием в городе является драматический театр «Угала», где есть Комната времени — первый в своем роде театральный музей Эстонии.

И, конечно, обращает на себя внимание здание Академии культуры, которое объединяет в одно целое историческое здание и здание модной архитектуры, как бы подтверждая слова ректора академии о том, что это школа, которая помогает осознать свою самобытность в мире, охваченном глобализацией.

Установили два рекорда Гиннеса

В Вильянди есть спичечная фабрика, которая начала работать еще в 1904 году. Осенью 2004 года произошло событие, которое вошло в Книгу рекордов Гиннеса: в честь столетнего юбилея фабрики была зажжена самая длинная в мире шестиметровая спичка.

Перед Домом спорта мы увидели скульптуру самого известного в истории Эстонии спортсмена, родившегося в Вильяндиском уезде борца Мартина Клейна. В 1912 году он завоевал первую для Эстонии олимпийскую медаль. Его полуфинальный матч с финном длился 11 часов 40 минут. И этот самый продолжительный матч по борьбе также вошел в Книгу рекордов Гиннеса.

Жители Вильяндиского
уезда — мульки,
а сам уезд — Мульгимаа
  • Люди, принадлежащие к народу Мульгимаа, исторически отличались особым достатком, образованием и влиятельными должностями.
  • Сегодня одни из самых влиятельных людей Эстонии, включая президента Тоомаса Хендрика Ильвеса, называют Мульгимаа своим домом. Президент Ильвес часто надевает традиционное черное платье мульков на официальные приемы.
  • Вильянди — столица фолк-музыки. Фолк-фестиваль проходит 4 дня в последние выходные июля. Более 100 концертов проходят в развалинах Вильяндиского замка, в церквах и прочих помещениях на территории всего уезда.
  • В Вильянди проходят: фестиваль старинной музыки, Ганзейские дни, фестиваль танца для молодежи, «Мульги-ралли», Зимний фестиваль народного танца, фестиваль кукольных театров «Театр в чемодане».
  • С 1928 года 1 мая ежегодно проводится забег вокруг озера Вильянди.

…Уезжая из Вильянди, мы остановились на берегу озера, чтобы еще раз полюбоваться открывающимся отсюда видом на город: Лестничной горой и белыми виллами на ее склоне, пиками церкви Яани, вершиной отреставрированной старой водонапорной башни и колокольней городской ратуши. Вглядываясь в освободившееся ото льда озеро, так хотелось увидеть вильяндиского лодочника, который, как говорят, иногда появляется здесь. Он мечтает снова встретить тут девушку, чьи синие глаза когда-то покорили его сердце и которую он никак не может забыть. По крайней мере, так повествует легенда и поется в народной песне. Но день был все же пасмурный — и, возможно, за легкой дымкой над озером вильяндиского лодочника мы просто не заметили.

Вопрос читателям
  • Родовое название «мульк» является заимствованием из латышского языка, а что оно означало?
  • Ответ ждем по адресу: otvet@pohjarannik.ee.
  • Ответивших просим дополнительно указать, о каких местах Эстонии хотелось бы прочитать подробнее.
  • Между ответившими разыграем европейскую настольную игру.
  • Правильный ответ на вопрос в предыдущем номере «Почему прибрежные районы и леса Лахемааского национального парка в советское время были мало подвержены влиянию человеческой деятельности?»: «В советское время здесь располагалась закрытая пограничная зона». Европейскую настольную игру выиграла Елена Фурсова.



  • Подготовку и публикацию данной статьи в рубрике «Эстония сегодня» поддержали:
    Европейский фонд интеграции граждан третьих стран,
    Министерство культуры,
    Фонд интеграции и миграции «Наши люди».

    Страницы в формате PDF можно скачать здесь:
    01, 02, 03.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.