Школьные премудрости и жизненная мудрость

8. Декабрь 2013

Андрес АРРАК,
ученый-экономист, преподаватель

Я неоднократно говорил это и скажу еще раз: мне в принципе не нравится термин «основанная на знаниях экономика». Беря за основу уровень наших основной школы и гимназии, мы могли бы с гордостью констатировать, что у нас уже и есть основанная на знаниях экономика.

На основании международных сравнений и кое-где услышанного можно дать очень даже высокую оценку нашему выпускнику школы. Он действительно много знает. Распространение широкополосной интернет-связи, айфонов и айпадов, а также ноутбуков позволяет подрастающему поколению Эстонии усваивать основанную на Интернете (перемещение элементов на экране пальцем) грамотность задолго до поступления в первый класс.

Мир находится, в прямом смысле слова, у нас в заднем кармане, в спальне, на кухне и — если пожелаете — даже в ванной. Весь вопрос в том, что именно набирают в адресной строке браузера — Facebook или …wikipedia.org

Одним словом, наш ученик знает много, однако проблема в том, что только от знаний пользы не очень много, если отсутствует умение обобщать и анализировать факты. А оно может возникнуть только на основе практики.

Рефератов и сочинений пишут очень мало, если пишут вообще (это касается не всех школ). Художественной литературы читают слишком мало — и часто в виде кратких изложений. «Илиаду», «Одиссея», «Калевипоэга» и «Робинзона Крузо» читают не в оригинале, а в лучшем случае в виде коротких комиксов. Когда очередь доходит до «Таинственного острова» Жюля Верна, то… делят его (в виде командной работы) между одноклассниками таким образом, чтобы каждый прочитал по сто страниц. Сегодня зачастую попросту скачивают из Интернета краткое резюме.

Просиживание в интернетовских энциклопедиях не заменит чтения золотого фонда мировой литературы. Из последнего приходят как осознание истории и географические знания, так и словарный запас — иными словами, культурный слой. Кто не прочитал «Трех мушкетеров» и его продолжения, тот никогда не узнает, как разговаривали при дворе французских королей и какие любовные письма писали французы.

Отдельная проблема — математика. Для целого поколения молодежи из математики удалось сделать парию. Не то чтобы математике учат мало. Нет — учат, может быть, даже слишком много.

Я, например, совсем не уверен, что место высшей математики в общеобразовательной школе. Ее сложность отпугивает, пожалуй, много молодежи как от госэкзамена, так и от вступительного экзамена в вуз. Например, синус и косинус большинству выпускников школы никогда в жизни не понадобятся, как и тангенс, помогающий найти угол наклона кривой. Зато в жизни ежедневно требуются умение решать пропорции и определять сложные проценты, чтобы не попасть впросак при оформлении СМС-кредита.

Математика — это не только умение считать. Математика — это логика, метод решения встречающихся позднее проблем. Поэтому надо разъяснять это и ученикам. Много часов обучения этого еще не гарантируют. Я в свое время одиннадцать лет по семь уроков в неделю учил английский язык, но по окончании школы на этом языке не говорил. Что-то принципиально не так в методах обучения математике.

Последствием является то, что самыми популярными специальностями в вузах стали «управление персоналом» и «организация отношений». В Эстонии не хватает более полутысячи ИТ-специалистов. А желающих изучать инфотехнологии, как и другие реальные науки, мало.

Реальность такова: три четверти эстонских студентов изучают «мягкие» специальности и только четверть — точные науки. Так обстоит, впрочем, дело не только в Эстонии, но и во всей Европе. В Индии вузы ежегодно заканчивают более миллиона инженеров. Большую часть их переманивают в Америку. У нас такого не допускают эстонские законы и бюрократия. Мы должны быть в состоянии сами обучать инженеров.

Теперь вернемся к экономике. Мы (вместе с Фондом развития «Junior Achievement») пытались внедрить преподавание экономики в гимназиях Эстонии уже с начала 90-х годов, когда министром образования был Рейн Лойк. Как Лойк, так и последний министр Яак Аавиксоо поддерживали написание и издание учебников экономики.

Однако реалии таковы, что когда я каждый сентябрь спрашиваю у своих новых студентов, кто из них по меньшей мере в течение года систематически изучал в гимназии экономику или предпринимательство, то руку поднимают в лучшем случае примерно треть. То есть наш выпускник школы знает строение клетки, диктионемовый сланец и таблицу Менделеева. А, к примеру, то, откуда приходят деньги, он не знает. Как и не знает о существующих в мире тенденциях — о глобализации, губительном влиянии демографического поведения на государства благосостояния и о базирующейся на информационных и коммуникационных технологиях деиндустриализации, в которой активно участвуют азиатские страны.

Поэтому абитуриенты не умеют также выбрать специальность. Десятилетия назад выбор был мал — и поэтому более прост. Одним, от чего старались воздержаться, была армия. То есть, в соответствии с крепостью в математике, имелись одна-две гуманитарные или реальные специальности.

Пойти изучать химию означало тогда, что станешь либо учительствовать, либо работать в лаборатории. Сегодня химия означает сотни разных возможностей, и, пуская корни в медицинскую науку и инфотехнологию, она наверняка является одной из перспективнейших в мире областей деятельности. Химия вместе с инфотехнологией и медициной — бесспорно, одно из образований будущего, где только начинает становиться интересно и где будет вращаться очень много денег. Это же касается физики, биологии и других областей.

Наш выпускник школы, правда, детально знает строение неорганических и органических веществ (в том числе бутана). Однако он мало что слышал о уже начавшейся очередной технологической революции, проявляющейся в симбиозе нано- , био-, инфо- и материалотехнологий, где появились новые деятели — Китай и Индия. Поэтому считают, что «химия — дурацкая», и идут изучать ландшафтный дизайн.

Это проблема не только Эстонии. В Ирландии мне объясняли, что поскольку их выпускники школ тоже не умеют выбирать, то все больше распространяется традиция сначала немного поработать, попутешествовать, изучить мир, в первую очередь — самих себя, и лишь после этого — делая уже осознанный выбор — поступать в высшую школу, чтобы совершенствоваться.

Неважно, каким образом молодежь находит себя: собирая клубнику в Норвегии, нянча детей в Америке или наливая — в составе Армии спасения — поварешкой суп негритятам в Африке. Важно сделать самый правильный выбор и не вылететь уже с первого или второго курса, истратив перед этим много денег налогоплательщика или займовых средств.

Предположим, что все пошло прекрасно, и наш молодой человек выдержал все три года и получил степень бакалавра. Это факт, что за три года он прошел все основные и базовые дисциплины, но изучил не особо много предметов, дающих профессиональные умения. Необходимая для получения степени письменная работа при этом не превышает требований среднего реферата. Тем не менее на рынок труда выходит теперь человек с еще более высокой самооценкой, который сразу начинает требовать большую зарплату.

Кем вы видите себя
в будущем?
  • Десятиклассница Йыхвиской русской гимназии Паола ХЛИМОНЕНКО:

    — Хотя у меня еще есть время подумать и точно я еще не решила, конечно же, уже думаю о своей будущей профессии и есть определенные предпочтения. Сейчас у молодежи большие возможности для выбора, но если пораньше определишься, будет проще достичь поставленной цели. Я думаю о том, чтобы после окончания гимназии пойти учиться, например, на психолога, а позже или параллельно развивать себя в журналистике или близких к этой профессии областях. Мечтаю, например, поработать диджеем на радио.
    Моя учительница советует проконсультироваться с психологом — есть ведь специальные тесты, которые помогают определить наклонности молодого человека. Постараюсь этим советом тоже воспользоваться. Конкретно я поиском учебных заведений «под себя» еще не занималась, но знаю, что сложностей у абитуриентов много — не знаешь, на какие предметы лучше «налегать», какие придется сдавать экзамены. Информации мало и правила приема постоянно меняются. Вообще трудно предугадать, какие придется экзамены сдавать и так далее. Очень трудно и непонятно, что будет и как. Но тем не менее меня будущее не пугает: каждый найдет свое место в жизни, если вообще стремится чего-то достичь.

  • Одиннадцатиклассница Ярвеской русской гимназии Марика АЛЕХИНА:

    — Мечтаю стать журналистом, поэтому, поступая в гимназию, выбрала медиакласс, где нас немножко приобщают к будущей профессии, мы углубленно занимаемся гуманитарными предметами. Почему именно это направление? Еще в основной школе, когда училась в Таммикуской гимназии, писала статьи в школьную газету — мне нравилось. Люблю литературу и русский язык и другие гуманитарные предметы. Читаю много книг. Конечно, мне хотелось бы учиться на родном языке — русском, поэтому в идеале хотела бы учиться будущей профессии в России. Хотя пока точно не знаю, будет ли такая возможность… Есть еще один вариант — русская филология, которую можно изучать и в родной Эстонии.

Другой вариант, когда тот самый ставший бакалавром сразу после гимназии решает тут же поступить в магистратуру, чтобы изучить также нужные для профессии предметы. Однако и в этом случае не хватает чего-то очень важного, а именно — опыта. Того опыта, который был бы получен на работе до университета или между получением степени бакалавра и магистра, или же в прикладной высшей школе на многочисленных практиках и практических работах.

В Ирландии и других странах принято такое, что в магистратуру поступают, чтобы получить дополнительные знания, необходимые для решения конкретных проблем, появившихся после работы в течение определенного времени и достижения некоего уровня руководителя. Результатом становится магистерская работа, решающая очень практические проблемы. Средний бакалавр в Эстонии до получения степени не работал, а также не попадает в магистратуру. Поэтому существенной проблемой в Эстонии является структурная безработица. Рабочих рук вроде и не хватает, однако людей тоже нет.

Дополнительная проблема — повышение квалификации и переобучение. Университетские городки в Америке и Великобритании в разгар лета полны народа, так что машину припарковать трудно. Эти люди — не туристы, а учащиеся. Студенты сами берут летние курсы. Например, ИТ-студент приходит и дополнительно изучает летом руководство бизнесом. Однако большинство среди учащихся составляют все же работающие люди, которые в среднем каждые пять лет снова оказываются за партой, поскольку технологии за это время вновь сильно изменились.

Разумеется, они не могут посвящать себя учебе, когда на предприятии идет работа, а делают это летом во время коллективных отпусков. Те же, кто хоть раз попадал в город знаний и хороших идей Тарту в период между Яановым днем и 1 сентября, знает, что там в это время — «скучно, глина, поле голо»…



  • Подготовку и публикацию данной статьи в рубрике «Эстония сегодня» поддержали:
    Европейский фонд интеграции граждан третьих стран,
    Министерство культуры,
    Фонд интеграции и миграции «Наши люди».

    Страницы в формате PDF можно скачать здесь:
    01, 02, 03.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.