Культура и наше неучастие в ней

10. Ноябрь 2013

Игорь КОТЮХ,
поэт и переводчик

Когда эстонские газеты просят меня написать о русских в Ида-Вирумаа, я всякий раз отказываюсь. Почему именно ко мне обращаются с подобной просьбой? Ведь я не политик и не правозащитник, не общественный деятель и не журналист. Всего лишь поэт и переводчик поэзии.

Кроме того, моя биография почти не связана с этим регионом Эстонии. Я бывал с литературными выступлениями в Нарве и Силламяэ, Йыхви и Кохтла-Ярве. Учился в Тартуском университете на эстонской филологии с некоторыми ребятами из Ида-Вирумаа. Но никогда не жил в этом уезде больше недели. Для моей биографии куда более важен город Выру, в котором я родился и провел почти всю свою жизнь, упомянутый Тарту с его университетом и последние несколько лет Таллинн, где я проживаю сейчас.

Чтобы писать о русских в Ида-Вирумаа, нужно быть компетентным специалистом и хотя бы несколько лет пожить в этом месте — так обычно я аргументирую редактору свой отказ.

Также мне кажется, что не всегда верно выделять русских в определенном уезде Эстонии. Разве русские в Валга и русские в Йыгева — это русские с разных планет? Русские в Ида-Вирумаа пользуются общественным транспортом, банкоматом, Интернетом, магазинами, ходят в театр и читают книжки, как русские в любом другом краю Эстонии.

Я не думаю, что русских в Ида-Вирумаа обязательно нужно учить быть правильными русскими, эстонцами или европейцами. Так же как эстонцев вряд ли обязательно нужно учить быть правильными эстонцами, русскими, европейцами. Человека делает человеком возможность узнавать новое и потреблять культуру, доступность того и другого.

Нынешней осенью я присутствовал на литературном вечере в Таллинне, который был посвящен творчеству выдающегося эстонского поэта Юхана Вийдинга. Находящийся в Старом Таллинне просторный зал Союза писателей был переполнен, публика сидела даже на полу и подоконниках. Всем хотелось услышать прекрасные стихи безвременно скончавшегося поэта, которые декламировали современные писатели.

В какой-то момент я поймал себя на мысли, что являюсь, возможно, единственным русскоязычным зрителем на этом вечере.

В чем прелесть
знания
эстонского языка?
  • Юрате КАСТРИЦКАЯ, сотрудник Кохтла-Ярвеского культурного центра:

    — Приехав семь лет назад в Эстонию из Литвы, я ощущала дискомфорт из-за незнания языка страны, в которой собиралась жить. Поэтому почти сразу уселась за учебники и стала срочно учить слова. Причем, вовсе не потому, что это так уж сильно требовалось для работы либо карьерного роста, хотя это тоже, безусловно, важно, главное то, что я хорошо себя чувствую, зная, что всегда могу общаться с окружающими. Понять их, ответить на вопрос, прочесть нужную информацию. Это придает уверенности.

    Нельзя утверждать, что, живя здесь, я не могла бы обойтись без знания эстонского, наверное, смогла бы, но мне самой хотелось знать, о чем говорят люди, понимать, что слышу по радио или телевизору… Сейчас у меня средний уровень, я легко общаюсь. Но все равно не останавливаюсь — хочу учить язык дальше. Мое глубокое убеждение — необходимо знать язык страны, в которой живешь, даже если на нем общается сравнительно мало людей. И не только язык, но также ее культуру, историю. Все это обеспечивает комфортное состояние. Так что мне еще есть к чему стремиться, что и стараюсь делать. А пока могу сказать, что больше всего в Эстонии мне нравятся три вещи: эстонские фамилии, потому что они звучат очень красиво и многие связаны с природой, обилие старых каменных зданий и то, что перед Рождеством в магазинах продают безалкогольные горячие пряные напитки.

  • Андрей БИРОВ, предприниматель,
    бывший дипломат:

    — Знание языков открывает гораздо больше возможностей, и неважно в мировом масштабе, сколько людей говорит на том или другом языке. Безусловно, язык страны, в которой ты живешь, необходимо знать уже с той точки зрения, что это может помочь в трудоустройстве, найти ту работу, которая тебе нравится. Также мое глубокое убеждение: необходимо хорошо знать и свой родной язык, независимо от того, где ты живешь. Кроме того, думаю, в современном мире, чтобы чувствовать себя уверенно, стоит знать как минимум еще какой-то язык международного общения, которым пользуются в большинстве стран, например, английский. Потому что это значительно увеличивает диапазон реализации собственных интересов.

    Подумайте, почему американцы, которые в процентном отношении не очень-то хотят изучать иностранные языки, в 80-х годах так активно учили арабский, а сейчас китайский и русский? Потому что понимают — это залог успеха в бизнесе. Если смотреть на этот вопрос глобально, то чем больше языков ты знаешь, тем легче дополнять другие, а значит, расширять мир вокруг себя.

Придя домой, я все обдумывал этот факт. В Таллинне проживает примерно равное количество эстонцев и русских, русских даже немного больше. Нам всем хорошо известно, что великая литература не имеет границ. Но как такое возможно, что в этом же городе на вечере Вийдинга соотношение эстонцев и русских становится 100/1? Наверняка эта культурная социология имеет свое объяснение.

Есть и обратные примеры. Скажем, гостившие и выступавшие в Эстонии поэты, о которых нобелевский лауреат Иосиф Бродский отзывался как о своих друзьях. Допустим, литовский поэт и славист Томас Венцлова. Он приезжал в Эстонию в 2012 году по научной линии, а его поэтические чтения прошли на кафедре русской филологии Таллиннского университета — это гарантировало публику, потому что эстонским читателям это имя почти неизвестно.

Летом 2013 года в Таллинне выступал легендарный московский поэт Евгений Рейн, которого тот же Иосиф Бродский называл своим учителем в поэзии. Но даже это громкое имя не вызвало большого интереса среди эстоноязычной публики.

Где искать причины подобного неучастия одних в культурных мероприятиях других и наоборот? Я сознательно подобрал для этого вопроса слово «неучастие», а не «нежелание». И поступил так потому, что искренне верю в способность культуры разговаривать с многонациональной публикой на понятном всем универсальном языке.

Мне хочется думать, что не откликнуться на приглашение посетить то или иное культурное мероприятие в принципе невозможно — потому что художник творит свои произведения не только для себя, но и с тем, чтобы их увидели другие. «Нежелание» посмотреть картины художника — это «невежливость» к нему и его работе. То есть «нежелание» — это оценка поведения публики, а «неучастие» — это нейтральное фиксирование ситуации: почему представители одной национальности почти не ходят на культурные мероприятия другой национальности?

Впрочем, как мне кажется, вопрос можно ставить и шире. Почему в настоящее время мы вообще так мало интересуемся культурой? Несколько лет назад я выступал в Нарве с лекцией о русской литературе Эстонии. Встреча проходила в Замке Германа, была многолюдной, на ней присутствовали старшеклассники и учителя из нескольких нарвских школ. Я спросил у публики, почему эстонские читатели знают местных русских писателей (их произведения регулярно переводятся на эстонский язык), в то время как русским читателям их имена неизвестны. Публика загудела: никто не хотел соглашаться с таким утверждением.

Тогда мне пришлось прибегнуть к эксперименту. Я назвал присутствующим имена трех писателей (Андрей Иванов, П.И. Филимонов и себя до комплекта) и задал вопрос: если вы не читали произведения этих авторов, то слышали хотя бы такие имена? В ответ последовало молчание.

Когда я вспоминаю эту встречу (а она прошла в чрезвычайно теплой атмосфере, публика живо участвовала в мероприятии вопросами и комментариями), то снова и снова вспоминаю это молчание. Опять же, я нарочно не снабжаю это слово всевозможными прилагательными. Я не пишу «тягостное», «выразительное», «красноречивое», «неловкое». В этом нет никакого смысла. Меня интересует само явление, сам феномен, когда публика не знает своих писателей. Говоря проще, меня интересует вопрос: почему? Каковы причины этого? Как такое в принципе возможно?

Есть ли некая невидимая глазу пружинка или механизм, прикоснувшись к которым, можно наладить устройство нашего общего в целом, чтобы вместо молчания звучали ответы? Чтобы на вечер поэзии Вийдинга приходила русская публика, а на вечер поэзии Рейна — эстонская.



  • Подготовку и публикацию данной статьи в рубрике «Эстония сегодня» поддержали:
    Европейский фонд интеграции граждан третьих стран,
    Министерство культуры,
    Фонд интеграции и миграции «Наши люди».

    Страницы в формате PDF можно скачать здесь:
    01, 02, 03.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.