Самый «закрытый город» Ида-Вирумаа

9. Март 2014

Ирина КИВИСЕЛЬГ

Несмотря на то, что сверхсекретная деятельность в Силламяэ прекратилась уже не один десяток лет назад и прибрежный город с компактной планировкой и стильной архитектурой открыл свои двери всем гостям, его слава «закрытого города» до сих пор не забыта и привлекает множество людей — как эстоноземельцев, так и из-за рубежа, тем более что до границы с Россией два шага — около 30 км. Местный музей заботливо хранит детали советского быта середины прошлого века, да и сам город — в определенном смысле музей под открытым небом: старая часть являет собой архитектурный ансамбль так называемого сталинского неоклассицизма.

Вряд ли ошибусь, если скажу, что об истории Силламяэ лучше всех может рассказать главный музейный хранитель Александр Пополитов, человек, который вырос в Силламяэ и на глазах которого происходили практически все важные события в развитии города. Он не только стоял у истоков создания музея, но давно и глубоко изучает историю своего края. Являясь прекрасным рассказчиком, он наряду с сухими историческими фактами преподносит слушателям множество забавных случаев и легенд, незаметно увлекая нас в далекое, или не очень далекое, прошлое.

Небольшой экскурс в древность

Первые упоминания о Силламяэ датируются 1502 годом, тогда здесь находился известный трактир «Thor Bruggen». А на территории города раньше располагались три мызы: церковная мыза Пяйте (Peuthof), мыза Силламяэ (Sillamäggi) и рыцарская мыза Тюрсамяэ (Türsel).

— Конечно, люди в этих местах жили намного раньше, — уверяет Александр Пополитов. — Об этом, например, говорят экспонаты нашего музея — каменные топоры, которые попали сюда почти случайно: один садовод, участок которого находится неподалеку от моего, привез себе землю из района Тюрсамяэ, стал высыпать и увидел странный камень. Оказалось, это каменный топор, которым люди пользовались более трех с половиной тысяч лет назад! Их делали с помощью песка и воды: в Санкт-Петербурге есть лаборатория, где проводят такие опыты — исследуют способы изготовления таких инструментов и сколько на это тратилось времени…

Александр обратил внимание еще на один музейный артефакт — изображение тюрсамяэской фибулы (металлическая застежка для одежды, одновременно служащая украшением), которую тоже когда-то нашли при раскопках в районе Тюрсамяэ. И тут же поведал связанную с ней историю.

— Когда Силламяэ стал уже городом и в 1946 году потребовалось придумать для него герб, я будучи художником стал разрабатывать эскиз и, конечно же, использовал в рисунке изображение турсамяэской фибулы. Привез в геральдическую комиссию, там посмотрели как-то странно, усмехнулись и через пару минут вынесли почти такой же рисунок — герб Вайвараской волости. Опередили они нас!

Вид на море с городской лестницы - эти пальмы породили легенду о том, что когда-то в Силламяэ росли бананы.

Ну а гербом Силламяэ стала ступенчатая золотая конструкция на синем фоне, напоминающая стропила. Соединяющие края герба «стропилины» символизируют как мост, так и гору, тем самым указывая на название города: «sild» — мост, «mägi» — гора. Ступенчатая форма указывает на одну из особенностей города — ступенчатые улицы и лестничные ансамбли. Цвета обозначают море, песчаный берег и золотые закаты.

Дачный поселок привлекал туристов

В середине 19-го века Силламяэ был небольшим дачным поселком, окруженным сосновым лесом, который рос даже на самом берегу Финского залива. Сосновый запах и морской воздух создавали особенно благоприятный для здоровья климат — не случайно здесь стала развиваться курортная зона. Шикарные пляжи особенно привлекали петербургских вельмож.

Тихая речка с рыбой, спокойная размеренная жизнь превратили Силламяэ в излюбленное место отдыха ученых, художников, артистов, музыкантов. Поселения и дачи стояли на месте домов, где сейчас проходит улица Гагарина.

Хроника повествует, что в 1848 году в Силламяэ проживало до 40 человек, но летом за счет отдыхающих число жителей возрастало десятикратно. Известно, что с 1881 года по 1917 год сюда приезжал отдыхать всемирно известный ученый Иван Павлов. Приезжал к нему и отдыхал здесь химик Александр Яковкин, а также ботаник-физиолог Андрей Фаминцын, химик-органик Аполлон Курбатов.

Таких уютных беседок на пляже было три.

Любил природу Силламяэ и русский художник Николай Дубовский. Его не менее известный коллега Константин Сомов тоже создал здесь немало этюдных набросков и замечательных пейзажей. В 1868 году в Силламяэ был и великий русский композитор Петр Чайковский.

— Вдоль побережья в основном жили рыбаки, — подчеркивает Пополитов. — Здесь были небольшие артели, ловили рыбу, делали лодки. Например, этим занималась семья Мянник, жившая в районе Каннука. К слову, мастерили они не только обычные лодки, но и даже небольшие яхты.

Собеседник добавляет, что в этом районе у моря можно увидеть много больших камней, на которых «отметились» отдыхающие.

— Еще с глубокой древности люди любили оставить свой «след» потомкам, — смеется Пополитов. — Выдалбливали на камнях свое имя или инициалы. На одном из таких замечательных камней некий господин Кузнецов начертал аж пять дат — 1903, 1905,1908 и 1911 год, каждый раз, когда приезжал сюда отдыхать… Моя мечта — когда-нибудь притащить этот «камешек» в музей, но пока не получается — слишком тяжел.

Однако «исторические» камни на территории городского музея есть. Александр вспоминает, как появился один из них: однажды ему позвонили, сообщив, что на окраине нашли древнее захоронение — камень с крестом.

— Конечно, я тут же сорвался посмотреть, но оказалось, это всего лишь межевой камень: в 20-х годах прошлого столетия вышел указ о том, что россияне имеют право покупать землю в кредит, и многие тогда этой возможностью воспользовались. А края участков камнями отмечали, оставляя на них свои знаки. Тот «крест» оказался обычной «розой ветров».

К слову, перед входом в музей обустроился еще один необычный камень — жернов от самой древней мельницы, стоявшей у реки.

Во время Первой мировой войны
в этих местах происходили жестокие сражения. Укрепления из бетона и камня, большое количество береговых артиллерийских батарей — остатки этих сооружений до сих пор окружают Силламяэ со всех сторон.

Последующая гражданская война тоже оставила свой кровавый след: от Нарвы до Кивиыли шли боевые сражения, здесь была уничтожена Северо-Западная армия генерала Николая Юденича.

Силламяги до 1917 года принадлежал баронессе Штакельберг, имение которой находилось на улице Горной в Тюрсамяэ.

Из курортного поселка — в промышленный

В 1928 году здесь был построен завод по переработке горючего сланца, месторождение которого обнаружили рядом — в Вийвиконна. Строились электростанция и небольшой порт.

До 1940 года завод горюче-смазочных масел принадлежал фирме «Кренкель-Рамен», он обеспечивал работой от 300 до 400 человек, позднее на его базе было создано сланцеперерабатывающее предприятие имени В. Кингисеппа. В 1940 году количество жителей Силламяги достигло 2600.

Во время Второй мировой войны здесь находилась ремонтная танковая база, а завод какое-то время производил топливо для подводных лодок.

В поселке и окрестностях немцы построили несколько концентрационных лагерей: в Силламяги — для военнопленных, в Вийвиконна — еврейский, рядом со станцией Вайвара — еврейское гетто, между станцией Вайвара и Синими горами (Аувере) — лагерь для русских военнопленных. Военнопленные использовались для восстановления и работы сланцеперегонного завода в Силламяги, добычи сланца, строительства оборонительных сооружений, дорог, обслуживания и ремонта узкоколейки Вийвиконна-Ахтме.

В 1946 году было принято решение организовать здесь металлургическое предприятие по переработке сланца для получения оксида урана. Именно из-за этого предприятия город был долгое время закрыт для посещения.

След большой войны

У шоссе Силламяэ-Вийвиконна, в поселке Вайвара, что в паре километров, установлен памятный камень жертвам холокоста. Синие горы были превращены немцами в сильно укрепленный опорный пункт (линия «Таненберг» — «Железный вал») — ожесточенные бои шли с апреля до сентября 1944 года. Силламяги и завод были полностью разрушены, и свидетельством тех событий является большое количество военных захоронений в окрестностях Силламяэ. От Нарвы до Йыхви до сих пор видны следы немецких военных укреплений, а в земле и по сей день находят останки солдат, военное снаряжение, боеприпасы.

После войны СССР остро нуждался в уране, необходимом для создания атомной бомбы, которая уже была на вооружении у США. Поэтому 27 июля 1946 года было принято решение построить в Тюрсамяэ сланцехимический завод по извлечению урана из местного сырья — диктионемового сланца — на месте разрушенного во время войны сланцеперегонного завода.

Строительство начинали военные и, судя по наличию лагеря, заключенные. Рядом с заводом рос рабочий поселок. Все касающееся вооружения было засекречено: почтовый ящик 17, комбинат №7, почтовый ящик 22, почтовый ящик 210, Ленинград-1, Нарва-1 — такие названия носил поселок в послевоенные годы. (Современный Силламяэ расположен на территории населенных пунктов Тюрсамяэ, Силламяги и Каннука.)

Во главе ядерной отрасли с августа 1945 года стояло Первое Главное управление при Совете народных комиссаров СССР, весной 1953-го преобразованное в Министерство среднего машиностроения. Советский Союз вкладывал в ядерную промышленность огромные деньги. Все предприятия «оборонки» в СССР во избежание утечки информации были засекречены, поэтому завод и окрестности стали закрытой территорией. Эта засекреченность градообразующего предприятия и была первопричиной массы слухов и страшных сказок о Силламяэ. На строительство в 1946-1949 годах приехали рабочие и инженеры со всех уголков Советского Союза.

В конце 50-х требовалось очень много жилья и быстро возводились так называемые соликамские домики — щитовые.

— Посередине большой комнаты складывали печку, разделяли площадь ширмами и заселяли образовавшиеся «коммуналки», — вспоминает собеседник. — Потом появились финские и немецкие дома — привозили заранее изготовленные конструкции, которые собирали на месте. Немецкие были с двумя выходами. Из этих щитовых домов и построили два поселка — 13-й и 15-й. Когда каменное строительство началось, выше четырех этажей не разрешалось, чтобы вредные выбросы с завода не влияли.

Дети не ощущали «занавеса»

Александр говорит, что в детстве он не ощущал «закрытости» города, помнит только, что после 22 часов детям запрещали выходить на берег моря — объясняли, мол, «пограничники ходят». Только гораздо позже, повзрослев, они понимали, что запретная зона — это госграница и закрытый завод. Вспоминает, что иногда даже ночью могли прийти в дом проверять документы.

— В общем-то тут все друг друга в лицо знали. Знали, кто, где и как живет — чужого за версту видно. Да и, наверное, заключенные иногда убегали, спецмилиция могла брать любых людей, которые казались подозрительными. Мы, дети, не испытывали каких-то неудобств или просто не обращали внимания.

Александр Пополитов вспоминает, что когда лагерь военнопленных в Тюрсамяэ распустили, мальчишки любили «полазить» в тех местах, находя там немало интересных «вещичек». А однажды обнаружили даже настоящий клад.

— В тех краях разбивали огороды, сажали картошку, вспахивая поля на лошадях, — вспоминает он. — В одном месте прямо посередине лежал камень — он сильно мешал, его и убрали. Мы стали прыгать на этом месте — и какой-то глухой звук услышали. Копнули — оказалось ведро, полное монет. Какое-то количество разошлось среди пацанов, но родители, узнав о находке, отвезли клад в Нарву. Там было много и шведских монет, которые сейчас находятся в экспозиции музея. Сейчас мне трудно оценить, насколько ценными были те монеты, но 15 рублей нам тогда за «находку» заплатили…

Город разрастался на восток

Силламяэ разрастался от завода на восток в сторону Нарвы: улицы Матросова, Комсомольская, Кирова, Чкалова, Маяковского, Приморский бульвар, Жданова, Горького… Строители жили в землянках и бараках — на смену этому «жилью» позже построили каменные дома. В конце 50-х — начале 60-х годов для обеспечения быстро растущего населения жильем строились хрущевки — улицы Береговая и Кирова в районе автостанции. Все жилье было ведомственным — принадлежало СХЗ. В начале 60-х, после открытия нового сланцедобывающего разреза «Сиргала», свои дома в городе стало строить и объединение «Эстонсланец» для своих работников.

Такими скульптурами раньше украшали городской парк.

Строились также магазины, детские сады, школы. На реке был сооружен летний плавательный бассейн с вышкой, а у пешеходного моста соорудили «лягушатник» для малышей, куда привозили песок, чтобы дно было песчаным, а не глинистым. Рядом с летним бассейном располагалась лодочная станция, там можно было взять лодку напрокат и покататься по среднему пруду. В парке центральную аллею украшали скульптуры, вдоль всех дорожек стояли скамейки, на которых можно было посидеть среди огромных сосен.

Был у города свой телецентр с ретранслятором, который размещался в правом крыле здания горуправы, рядом с почтовым отделением и сберкассой. В 1964 году на Черной речке началось строительство Эстонской ГРЭС, работающей на горючем сланце. В сентябре 1970 года открылся новый сланцедобывающий разрез «Нарвский».

Шикарный вид на море

Специфика ландшафта была удачно обыграна лестницами-спусками к морю. В городе очень много внимания уделяли озеленению, было создано собственное тепличное хозяйство, которое возглавляла Маргарита Балдина — специалист, «выписанный» из Ленинграда.

В теплице выращивали множество цветов и других растений для озеленения. В том числе пальмы в кадках, которые летом ставили на лестницах, а на зиму убирали в теплицы. Это и породило легенду о том, что в «закрытом Силламяэ растут бананы».

— Даже сейчас пожилые люди, которые приезжают на экскурсию в наш город, вспоминают о том, что когда-то тут «росли бананы», — смеется собеседник. — Я долго думал, почему возникает вопрос. А потом вспомнил о пальмах — они, наверное, и побудили к таким слухам.

Статус города

29 июня 1957 года указом Верховного Совета ЭССР Силламяэ получил статус города. В начале 70-х завод стал перерабатывать лопарит, мощности производства увеличивались, требовалось больше людей для обслуживания производственных процессов. Специфическое расположение города, зажатого между морем с севера, газопроводом высокого давления и шоссе с юга, позволяло ему разрастаться только вдоль моря, но так как на западе располагался завод, оставалось только одно направление для роста — на восток.

Мост через реку Сытке.

В лучшие времена здесь проживало более 20 тысяч человек.

В микрорайоне почти все дома построены в период 70-80-х, когда в регионе начался бурный рост промышленности, который сопровождался увеличением населения города.

После распада СССР и восстановления независимости Эстонии закрылось производство многих видов продукции — и, как следствие, люди, потерявшие работу, начали уезжать. Сейчас здесь менее 15 тысяч человек.

Современный город

После завершения сверхсекретной деятельности прибрежный город с компактной планировкой и стильной архитектурой открыл свои двери как гостям, так и новым идеям: теперь он является как бы мостом, соединяющим Европейский союз и Российскую Федерацию. В связи с этим в городе созданы свободная экономическая зона и порт. Отсюда родился девиз: «Силламяэ — город свежих морских ветров».

В старой части города, построенной в 50-60-е годы, располагается административный центр города. Дома невысокие, типичные постройки тех лет. Архитектурный облик Силламяэ до сих пор украшают здания городского управления, центра культуры, бывшего кинотеатра.

Микрорайон застраивался позже — в 70-80-е годы. Дома возводились довольно плотно, но по сравнению с другими городами здесь не так много одинаковых домов, и это, пожалуй, главное отличие от тысяч городов бывшего СССР.

Напротив административного центра за шоссе раскинулась красивая березовая роща, посаженная местными жителями. Правда, в прошлом году ее изрядно потрепал ураган и она заметно поредела.

В западной части города находится промышленная зона: ТЭЦ, «Силмет», «Полиформ» и другие предприятия, образовавшиеся на базе бывшего сланцехимического завода. Большинство предприятий закрылись, но в то же время появилось много небольших предприятий — швейных, строительных, ремонтных, торговых и т.д. Одним из важнейших объектов в Силламяэ является порт, отметивший в 2013 году десятилетний юбилей. Недавно в Силламяэ появился филиал концерна «Аквафор».

За шоссе во все стороны от города простираются садоводства — «Спутник», «Дружба», «Ромашка», образованные в 60-70-х годах. Постепенно разрастаясь, они превратились в настоящие поселки: только в одном садоводстве «Спутник» больше тысячи участков. Силламяэсцы справедливо называют себя «городом садоводов».

Одной из местных достопримечательностей является водопад Лангевоя, который находится на ручье, впадающем в реку Сытке. Осенью и весной он многоводен.

Так прежде выглядел новый Дворец культуры.

Дом культуры —
памятник эпохи

В 1949 году в Силламяэ построили шикарный по тем временам Дом культуры, который служил горожанам полвека. Здание в стиле сталинского неоклассицизма признано памятником архитектурного наследия и с 2010 по 2013 год реставрировалось. Ему постарались вернуть былую роскошь, а историю здесь напоминают не только лепнина и роспись на потолках, люстра, колонны, барельефы, но и цветовая гамма вестибюля второго этажа, в отделке которого использовали желтый, оранжевый, сине-голубой цвета с элементами белого декора. Говорят, таким он был изначально, хотя это, пожалуй, помнит разве что Виктор Феофанов, возглавлявший центр культуры половину своей жизни — более тридцати лет.

В 2014 году здесь открылась новая музейная экспозиция, рассказывающая о советском периоде.

Что стоит
сегодня посмотреть
в Силламяэ?
  • Советует специалист отдела культуры Силламяэского горуправления Мария Четвертная:

    — В приморском городе, конечно же, в первую очередь стоит взглянуть на море, что можно сделать прямо с городской лестницы — открывается шикарный вид, особенно в красивую летнюю погоду. Приятно прогуляться по променаду и посмотреть на дома 40-50-х годов. На берегу моря рекомендую заглянуть в римскую католическую церковь — там бывают интересные концерты. Во время учебного года стоит зайти в силламяэский молодежный центр «Улей», где на трех этажах постоянно бывают разнообразные выставки.

    В Силламяэ красивый центральный парк, стоит посмотреть на водопад Лангевоя. Конечно же, стоит запланировать время на посещение городского музея, в котором находятся как постоянные, так и временные экспозиции. Интерес всех гостей города вызывает и Силламяэский центр культуры, здание которого находится под охраной государства. В 2013 году здесь завершена реновация, а теперь открыта историческая музейная экспозиция, подробно рассказывающая о советском периоде в приморском городе.

— Подобных музеев в последнее время стало много появляться в разных городах, — замечает Александр Пополитов. — Все всё собирают — и в результате получается «лавка советского периода». Мне хочется составить экспозицию так, чтобы не просто в одном месте находились предметы тех времен, а чтобы по знаковым предметам показать историю развития именно нашего города, ведь в силу своей «закрытости» он здорово отличался: здесь было лучшее снабжение, к нам приезжали известные артисты… Идей много, но для их реализации требуется время.

Новая экспозиция занимает три зоны. Посетители увидят портреты и труды вождей Коммунистической партии, личные документы и значки, талоны на получение продуктов и промтоваров, школьную и военную форму, радиоаппаратуру и даже агрегат для очистки воздуха в бомбоубежище, знамена, плакаты и многое другое.

В будущем музейщики мечтают о современном оборудовании, аудиогиде. А пока экскурсионное обслуживание проводят сотрудники городского музея, и поначалу экскурсии проводятся три дня в неделю — в четверг, пятницу и субботу. Впрочем, в другие дни посетить выставку тоже возможно, но по предварительной договоренности.



  • Подготовку и публикацию данной статьи в рубрике «Эстония сегодня» поддержали:
    Европейский фонд интеграции граждан третьих стран,
    Министерство культуры,
    Фонд интеграции и миграции «Наши люди».

    Страницы в формате PDF можно скачать здесь:
    01, 02, 03, 04, 05.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.