В далекой стране важнее всего — поддержка близких

9. Март 2014

Теэт КОРСТЕН

Марина Кальюранд, представлявшая наше государство в качестве посла в Москве, а сейчас в Вашингтоне, знает: как маленькому государству невозможно справляться без хороших союзников, понимающих с полуслова, так и вдали от дома не обойтись без поддержки семьи — вплоть до того, что начинаешь общаться по скайпу с собственными собаками.

Марина
Кальюранд
  • Родилась 6 сентября 1962 г. в Таллинне.
  • Образование
    1995 г. — школа правоведения и дипломатии Флетчера при университете Тафтса (США), магистр международного права и дипломатии
    1992 г. — Эстонская школа дипломатов, международные отношения
    1986 г. — Тартуский государственный университет, правоведение, cum laude
  • Карьера
    2005-2008 гг. — чрезвычайный и полномочный посол ЭР в Российской Федерации
    2008-2011 гг. — вице-канцлер Министерства иностранных дел по вопросам внешней экономики и сотрудничества по развитию
    С сентября 2011 г. — посол ЭР в США и Мексике
  • Награды
    Орден Белой звезды III степени, 2004 г.
    Орден Государственного герба III степени, 2008 г.
    Звание посла с октября 2008 г.
  • Семья
    Супруг Калле Кальюранд — директор издательства «Koolibri»
    Дочь Кайса (1987 г. р.) и сын Кристьян (1992 г. р.)
  • Интересы
    Бадминтон, аэробика, собаки

— В двух евангелиях поэтично сказано, что лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а сын человеческий не имеет места, где приклонить голову. Не возникает ли у вас порой вследствие дипломатической должности похожего чувства?

— Мой дом — в Таллинне в Нымме. Из-за работы бывало временное жилье — но оно так временным и оставалось. Конечно, я стараюсь и временный дом сделать хоть сколько-то уютнее. Для этого нужно немного. Достаточно пары взятых из настоящего дома вещей. Со мной всегда путешествуют серебряный кофейный сервиз и несколько фигурок шотландских терьеров, напоминающих нашу пожилую шотландскую госпожу Кассандру, которую мы зовем Санну.

Когда я отправлялась в Вашингтон, семья подарила мне фото, на котором все мы сняты в Нью-Йорке ровно 20 лет назад. Очень милое воспоминание и еще одно подтверждение того, как летит время. Я очень домашняя и очень люблю свой дом. Мне нравится общаться, я наслаждаюсь хорошим обществом, но в конце концов тянет домой. Жизнь и есть искусство делать выбор и идти на компромиссы.

— Как вы преодолеваете тоску по дому в США и как справлялись с ней, находясь на должности в Москве?

— Сейчас наши дети взрослые — в этом смысле отъезд в Вашингтон дался легче. С Москвой было труднее. В мое отсутствие Кристьян заканчивал основную школу, а Кайса — среднюю. Командировка в Москву оказалась бы немыслимой без поддержки супруга, матери и детей. Когда я — вокруг да около — заговорила с мужем Калле о возможности поехать послом в Москву, он сразу сказал, что это шанс в жизни и им нельзя не воспользоваться. Он сказал, что позаботится от тылах — о доме и детях, а я могу посвятить себя работе.

Звучит как клише, но дипломатической работой невозможно заниматься, не делая порой тяжелый выбор, а также не имея поддержки и понимания со стороны семьи. Я очень благодарна мужу, что он согласился на мою командировку в Москву. Я очень благодарна своим детям, закончившим школу и продолжившим учебу в университетах. Я очень благодарна своей матери, которая воспитывала меня одна и поддерживала меня всю мою жизнь.

— И все же, как выглядит такая семейная жизнь, когда вы — в Вашингтоне, а остальные члены семьи — в Эстонии?

— Тоску по дому помогает уменьшить… работа. Чем больше работы, тем быстрее пролетают дни и тем меньше остается времени скучать по дому. Для меня вечерние приемы и ужины — тоже прежде всего работа, я хожу на них, чтобы общаться с нужными людьми и заводить новые знакомства. Жизнь вашингтонского дипломатического корпуса очень стремительна и интенсивна — нехватки работы и мероприятий нет. Наоборот, приходится тщательно взвешивать, куда идти и что делать.

С тоской по дому помогают справиться также скайп и э-письма. Я общаюсь с домашними по скайпу каждые выходные, когда имею доступ к Интернету и рабочие задания позволяют. Иногда удивляемся с Кайсой, что нам удается каждые выходные час-другой поговорить по скайпу. Сейчас учу собак общаться по скайпу, но сразу признаюсь, что это очень тяжело. Наши собаки — 13-летняя Санну и 5-летняя дворняжка Роки — отнюдь не почитатели техники. Они просто не понимают, зачем на пол ставят странную штуку — ноутбук, который ничем и никем не пахнет, и почему они должны перед ним сидеть, когда я пытаюсь с ними разговаривать.

— Как вы стали дипломатом?

— Меня порекомендовал министру иностранных дел Леннарту Мери уже покинувший нас мой соученик Рихо Лаанемяэ. А именно: в создававшееся в начале 1991 года Министерство иностранных дел искали владеющего русским языком человека. Вот я и начала работу в отделе прессы и информации, получив рабочее удостоверение под номером 19 (на сегодня в Министерстве иностранных дел более 600 работников. — Т.К.). К тому времени я начала учебу в Эстонской школе дипломатов.

Первой рабочей обязанностью было реферировать для министра иностранных дел русскоязычную прессу, начиная с «Известий» и заканчивая армейской газетой «Красная Звезда». Нельзя сказать, что это было работой моей мечты, но вся атмосфера в тогдашнем Министерстве иностранных дел была такая патриотичная и позитивная, что каждый из нас чувствовал, что мы делаем что-то очень важное.

Навсегда запомнила первую беседу с министром Мери. Я отработала пару недель, когда меня вызвали к нему — он поинтересовался, нравится ли мне работа и какое у меня образование. Я ответила, что по образованию я юрист и у меня нет ни дипломатического, ни политического, ни внешнеполитического опыта. В ответ Мери рассказал медленно и со свойственными ему продолжительными паузами историю о выпекании блинов.

От разбивания яичной скорлупы до выпекания. Я слушала и думала: к чему же он ведет? А финал оказался очень быстрым и конкретным. Он спросил, умею ли я печь блины. Я ответила, что умею. В ответ он сказал, что когда-то и у меня был период, когда я печь блины не умела, но ведь научилась же. Вот и с дипломатией так же: если сейчас не умеешь, то научишься.

— Какие личностные качества полезны на должности дипломата?

— Для дипломата важны широкий кругозор, способность учиться и умение общаться. Будучи представителем эстонского государства, дипломат должен быть готов говорить на все темы — от природы Эстонии до предстоящей встречи НАТО на высшем уровне. Быть дипломатом — значит постоянно учиться. Эстонская служба иностранных дел не может позволить себе специалистов лишь узкой специализации — мы слишком маленькая страна для этого.

Эстонские дипломаты должны обладать более широкими знаниями, ведь посольства и темы меняются каждые пару лет. В Министерстве иностранных дел это называют ротацией. Приведу свой пример: в течение 23 лет я работала в отделе прессы и информации, юридическом отделе, была консулом, занималась внешней торговлей и сотрудничеством с целью развития, была послом в разных в географическом смысле и по сути своей государствах. На английском языке есть относительно этого хорошее понятие: генералист, то есть противоположность узкому специалисту.

От дипломатов Эстонии, как э-государства, ждут знания кибертемы — от э-правительства до кибербезопасности. Не менее важно также умение общаться. Я всегда подбадриваю молодых дипломатов общаться на приемах с людьми, при необходимости подходить первыми, а не стоять в углу или у стены.

— Находясь в Вашингтоне, ощущаете ли реально большую удаленность от Эстонии, нежели во время пребывания в Москве? Как обстоит дело с ментальной удаленностью?

— Конечно, это большая разница, лететь 1,5 часа или 12 часов с пересадками, или когда разница во времени один час или семь часов. Однако это неизбежность, и к этому привыкаешь. В смысле работы разница во времени очень удобна. У нас совпадает один рабочий час: время с четырех до пяти вечера в Эстонии — это время с девяти до десяти утра в Вашингтоне. Когда утром открываю компьютер, то сразу вижу все происшедшее в Эстонии за день, и это намного упрощает организацию работы и ответы на э-письма.

Самым большим ментальным различием между Москвой и Вашингтоном является то, что в США я — свободный человек в свободной стране. Я чувствую себя здесь удобно и безопасно. Я знаю, что по уровню преступности Вашингтон — один из опаснейших городов мира, но знаю также, что в каждом городе есть районы, куда не рекомендуется ходить в темноте и в одиночку. Думаю, что особое ощущение свободы понимает только тот, кто жил в других государствах.

Моим предыдущим опытом была Москва, и я признаю, что на мои оценки могут влиять события 2007 года. Я уверена, что в США такое произойти не могло бы. Люди могут выражать свое мнение и протестовать, однако насилие в отношении посольства и депутата недопустимо в любом демократическом государстве. (Во время волнений из-за «бронзового солдата» «нашисты» напали на посольство Эстонии в Москве, что стало также последней каплей в официальной чаше терпения Германии, которая после этого вмешалась для защиты Эстонии в конфликт между двумя государствами. — Т.К.)

— Чем различается рабочая динамика в Вашингтоне и Москве?

— Работа посла в любой стране одинаковая: представлять эстонское государство, защищать и разъяснять интересы Эстонии, находить и расширять круг друзей, наблюдать за происходящим в стране пребывания. В этом смысле нет разницы — работать в Москве, Вашингтоне, Иерусалиме или Астане. Однако велико различие в атмосфере, отношении и общении. США — наш ближайший союзник, партнер и друг. Мы разделяем одинаковые принципы, взгляды и ценности.

Мы можем расходиться во мнениях по каким-то вопросам, и порой расходимся, однако это не меняет основной сути отношений: мы — единомышленники. Это упрощает обсуждения и порой также споры. Не надо вычитывать между строк, можно говорить напрямую и не ломать голову над тем, что же мог в действительности подразумевать американский коллега, когда сказал что-либо. Что бы мы ни думали о той или иной вещи и о чем бы мы ни спорили, мы все же по одну сторону линии фронта. В Москве я этого, к сожалению, не ощущала.

— Каким-то символическим кажется письмо, которое think-tank-деятели стран Центральной и Восточной Европы отправили в 2009 году президенту Обаме, — оно удостоилось большого внимания и в Эстонии: от нас его подписали Март Лаар и Кадри Лийк. Выражалась тревога из-за уменьшения внимания США к Европе. Исходя из той же тревоги, министр обороны Рейнсалу недавно сделал заявление, находясь в США. Как обстоят дела с этим вниманием?

— США имеют большое влияние в международных отношениях, как и должно быть с постоянным членом Совета безопасности ООН. США — демократическое государство и как таковое являются примером для государств, стремящихся к демократии. Вклада и внимания США ждут на всех континентах, особенно в кризисных регионах.

В то же время Европа, и особенно союзники НАТО, должны очень критически оценить свой вклад в трансатлантическую безопасность. Если она для нас важна, то мы должны быть готовы в нее вкладывать, равноценно с США. Сегодня США несут 75 процентов расходов НАТО, а другие союзники все вместе — остающуюся четверть. Европе есть о чем подумать и сделать выводы.

Я рада, что Эстония относится к тем государствам, которые выполняют обязательство стран-членов НАТО, выделяя два процента ВВП на оборонные расходы. С одной стороны, это наше обязательство перед союзниками НАТО, а с другой, это дает нам право требовать и от других союзников выполнения обязательств.

— Что больше всего нравится вам в США? Какие самые интересные места вы там посетили?

— За время своего должностного срока я посетила 16 штатов. Я не ставила перед собой цели посетить все штаты. Бывала там, где есть активные организации эстонцев и активные почетные консулы. В районе дня годовщины республики проходит, так сказать, посольский десант по мероприятиям эстонских обществ и организаций. Думаю, это важно, что эстонские дипломаты отмечают День независимости Эстонии вместе с живущими в США эстонцами.

Я произносила речи в честь годовщины и встречалась с эстонцами по всей стране — в шестнадцати местах в США и в университете леса в Канаде. Я не преувеличу, если скажу, что все эти города неординарные и все те эстонцы и друзья Эстонии, с которыми я встречалась, неординарные. Я счастлива, что благодаря работе имела честь и счастье встретиться и познакомиться с ними.

— Если бы вам пришлось жить в США, то какой штат выбрали бы для своего дома и почему?

— Я выбрала бы Бостон, что в штате Массачусетс. Я жила там год (1994-1995), когда защищала степень магистра по международным отношениям и международному праву в старейшем американском университете международных отношений — Fletcher School of Law and Diplomacy. Для меня в Бостоне есть кусочек большого города и провинции, влияние Англии — недаром Бостон является крупнейшим городом Новой Англии в США.

Бостон — признанный центр образования и культуры и, что немаловажно, климат там похож на эстонский. Этот выбор, конечно, и эмоциональный: Бостон стал первым городом США, где я жила, в Бостоне я встретилась с зарубежными эстонцами, с которыми поддерживаю дружбу уже двадцать лет, Бостон был первым городом, где я в качестве посла произнесла речь в честь 94-й годовщины Эстонской Республики.

— Есть ли у вас любимые блюда американской кухни?

— Не хотелось бы выделять какое-то блюдо. Пожив в США, убедилась, что у каждого штата или даже у каждого города есть какое-то блюдо или место питания, которыми гордятся и которые в качестве вкусных составляющих образуют пищевую культуру США. Будь то нью-йоркский сырный пирог, нью-орлеанское блюдо из риса и морепродуктов «Yambalaya», крабовый суп восточного побережья, филадельфийский сырный стейк, чикагская пицца с пышной основой, калифорнийские морепродукты, мексиканская пища и так далее. Я все это пробовала и очень наслаждалась.

Особое место в пищевом мире США занимают бутерброды, хот-доги и гамбургеры. Здесь царит культ гамбургеров и их существует сотни видов, начиная с тех, что предлагают в заведениях быстрого питания — «McDonalds», «Burger King», «Five Guys», «Wendy», и заканчивая подаваемыми в изысканных ресторанах, где предлагают приготовленные из свежайшей говядины гамбургеры, которые можно заказать с булкой или без нее, с картофелем фри или без, с сыром или без него и т.д.

Самые вкусные гамбургеры я ела в домах американцев. Главным отличием от наших котлет является размер гамбургера и то, что в фарш не кладут булку и яйцо. Только приправы. И при выпечке в бургере надо сделать вмятину, чтобы он не слишком высоко поднялся.

В приличный домашний гамбургер кладут вдобавок к мясу лист салата, помидор, лук, сыр и маринованный огурец и щедро поливают его специальным соусом для бургера. Это вкусно! Хотя есть и трудно, ведь бургер безумно большой.

— Десятилетиями говорилось о сходстве, якобы существовавшем между США и СССР — я имею в виду позитивную глянцевую картину Советского Союза. Определенный идеализм, так сказать, масштабное мышление… Существуют ли такие параллели?

— Большое государство и должно думать масштабно. У США и СССР была только одна общая черта — величина территории. Все остальное очень различается. Мне нравится патриотизм американцев, поскольку он искренний. Я не имею в виду финальные кадры голливудских фильмов, когда окровавленный герой встает — смертельно раненый, но с прекрасной прической, и на заднем плане развевается флаг США, обилие названий которого тоже говорит о любви и уважении американцев к своему знамени: The Stars and Stripes; Red, White and Blue; Old Glory; The Star-Spangled Banner.

Под патриотизмом я подразумеваю то, как американских школьников учат уважать свое государство и флаг: в каждом классе есть флаг — и каждое утро начинается с присяги на верность ему. Мне нравится, как во время игр NBA чтят ветеранов: их просят встать — и зал аплодирует им еще сильнее, чем нынешним звездам NBA.

Мне нравится, как американцы умеют ценить и уважать своих соотечественников, будь то учитель начальной школы, ценой собственной жизни спасший жизни своих учеников во время очередной стрельбы в школе, или работник торгового центра, принесший теплую одежду, еду и питье людям, оказавшимся в снежном плену на скоростной дороге.

Такие примеры можно приводить бесконечно. Трогают чувство сплоченности американцев и их гордость за свою родину, которые сильнее всего чувствуются в тяжелые моменты — такие как стихийные бедствия и обусловленные людьми трагедии. Помогают друг другу и поддерживают друг друга. Это так сердечно, и я поневоле думала: а не могло бы и в Эстонии быть больше взаимной поддержки, понимания, внимания — и патриотизма тоже. Думаю, что могло бы, и не только в тяжелые моменты.

— Что больше всего порадовало вас во время пребывания в США?

— В связи с работой больше всего радовалась, когда долго готовившиеся проекты, визиты или встречи удавались. Я назвала бы среди самых важных встречу президентов стран Балтии с президентом Обамой в августе прошлого года и подписанное министрами иностранных дел в декабре киберзаявление.

Своеобразным оказался визит министра иностранных дел Паэта в Вашингтон 13 февраля нынешнего года. Он получился, правда, не таким, как мы готовили его вместе с американской стороной, но наверняка ярко войдет в историю эстонско-американской дипломатии. А именно: 13 февраля в Вашингтоне бушевал снежный шторм, выпало рекордное количество снега — 30-40 см, и Вашингтон оказался парализован, официальные учреждения не работали, транспорт не ходил и т.д. Нам пришлось быстро менять встречи. В конце концов одна «встреча» состоялась по телефону таким образом, что министр Паэт сидел на кухне резиденции, а его американский коллега — на своей кухне, поскольку не мог выбраться из снежного плена. Другую встречу мы были вынуждены провести в заведении быстрого питания «Potbelly», поскольку это было единственное место, куда мы и наш американский партнер смогли добраться на машине.

Наконец, когда министр иностранных дел улетал с аэропорта Даллеса, а в тот день состоялось вообще только пять вылетов, было очень приятное чувство, что встречи все же состоялись и важные темы были рассмотрены, и не важно, что не так, как мы планировали поначалу. Я наслаждалась публичными выступлениями президента Ильвеса, особенно в высших школах, и гордилась, когда слушатели тепло принимали речи и еще годы спустя вспоминали их.

Могу с уверенностью сказать, что радующих мгновений во много-много раз больше, чем вызывающих грусть. Я счастлива и не стыжусь признаться в этом.



  • Подготовку и публикацию данной статьи в рубрике «Эстония сегодня» поддержали:
    Европейский фонд интеграции граждан третьих стран,
    Министерство культуры,
    Фонд интеграции и миграции «Наши люди».

    Страницы в формате PDF можно скачать здесь:
    01, 02, 03, 04, 05.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.