Тойла — место, где каждый камешек дышит историей

10. Август 2014

Ирина КИВИСЕЛЬГ

Маленький Тойла располагается на берегу Финского залива, вдоль реки Пюхайыги (Святая река). Невозможно не восхищаться природой прелестного парка, который прекрасен в любое время года, его аллеями, родниками и разнообразной растительностью. Много ли мы о нем знаем? Как правило, лишь то, что появился он благодаря богатому питерскому купцу Григорию Елисееву — он построил здесь дворец, который в годы независимости был подарен президенту Эстонии Константину Пятсу. И что здесь жил и писал стихи Игорь Северянин. Глубже заглянуть в историю Тойла нам помог энтузиаст-исследователь, главный хранитель Силламяэского музея Александр Пополитов, который много лет своей жизни посвятил истории родного края, в частности Тойла.

Сегодня дворцовая площадка выглядит так и является одним из излюбленных мест прогулок местных жителей и гостей.

Александр Пополитов не случайно стал «тойлаведом» — во-первых, он провел здесь свое детство, когда мама после Второй мировой войны приехала в этот красивый уголок с детьми из-под Ленинграда.

— Нас было трое и надо было как-то выживать, — рассказывает Александр. — Ей казалось, что в Эстляндии жизнь была посытнее — тут была работа, было где жить. Хотя поначалу нас поселили в землянке, но почти сразу нашлась и комната в уцелевшем доме на краю поселка — половину занимали солдаты, половину — семьи.

Несмотря на то, что было Александру тогда всего два года, он многое помнит, хотя с высоты жизненного опыта понимает, что детские впечатления подчас не всегда соответствуют реальности. Говорит, что хорошо помнит развалины дворца… Ну а серьезное увлечение историей Тойла началось гораздо позже. Будучи уже взрослым студентом, он писал дипломную работу по архитектуре Гавриила Барановского, в числе объектов которого был и дворец Елисеева.

— Тогда я стал искать людей, которые что-то знали об истории Тойла, и так увлекся, что продолжал эту работу потом еще много лет, просто из собственного интереса, — поделился собеседник. — Тем более что все это было тесно связано и с Силламяэ, куда мы позже переехали и где я до сих пор живу и работаю. Водил даже экскурсии по парку, но последние годы отошел от этого, потому что очень много дел в Силламяэском музее.

Записки для потомков

Тем не менее Пополитов подготовил несколько изданий о Тойла, например, в 2012 году в сотрудничестве с издательством «Инфоринг» и при поддержке Министерства культуры вышла «Записная книжка старшего писаря Григория Федосеева» — дневник служившего управляющим Тойласким дворцом с 1897 по 1904 год, а потом призванного на Русско-японскую войну. Он попал в руки Пополитова в 80-х годах прошлого века, когда он, собирая крупицы истории, познакомился с Марией Силдес (в девичестве Черницкая), которая воспитывалась с детьми Елисеевых. Закончив Нарвскую гимназию, она владела четырьмя языками.

— Как-то она прониклась ко мне. Может быть, потому, что выяснилось, что она знала мою маму, — рассуждает собеседник. — Мы разговаривали долгими часами, я старательно записывал, однажды она вытащила фотоальбом, в котором на снимках было отражено строительство дворца от начала до конца, много фотографий семьи Елисеевых. Конечно же, я постарался переснять какую-то часть из них. А вышеназванный дневник, который сохранился у нее, подарила мне — и теперь он хранится в нашем музее.

Пополитов до сих пор с внутренним трепетом держит в руках этот рукописный фолиант, рассказывающий путь всего одного человека, но как много переплетено в нем судеб и событий!

Александр Пополитов и сейчас с трепетом открывает дневник Григория Федосеева, написанный более ста лет назад.

— Невозможно представить, что этому блокноту более сотни лет! — восхищается энтузиаст. — Старший писарь Григорий Федосеев вел дневник практически до последней минуты своей жизни. Там описан каждый день пути солдат от Везенберга (Раквере) до Харбина. Хаос военных действий и трагедии маленьких людей, переосмысление бравурного пафоса войны до трогательного обращения к Богу. Картины Русско-японской войны отражены в сжатом и неприукрашенном виде.

Два года назад Пополитов проделал огромную работу, переведя дневник на современный язык и подготовив издание. Книжка, иллюстрированная старыми фото, быстро разошлась — в музее остался единственный экземпляр, с которым там можно ознакомиться.

Пожалуй, сегодня подробно на этой житейской истории останавливаться не станем, потому что речь идет все-таки об истории Тойла и его жемчужины — парка Тойла-Ору.

Первое упоминание

О первом поселении в районе Тойла упоминается на страницах датской земельной книги в 1241 году. По преданиям, на берегах Пюхайыги находились священные рощи древних эстов, а в ее водах эстонцев крестили в христианскую веру. В этих краях жили рыбаки и крестьяне.

Одна из местных легенд гласит о том, что девушка, которой не везло с парнями, в полнолуние должна была искупаться в Пюхайыги, после чего она обретала неповторимую красоту и разрешала все свои невзгоды.

О тех временах мало что известно, а «кипучая жизнь» здесь началась во второй половине 19-го века, когда Эстляндская губерния стала модным местом отдыха петербургской знати и интеллигенции. Известный купец, владелец огромных петербургских магазинов Григорий Елисеев стал искать себе место для дачи и выбрал Тойла — живописное местечко, где впадает Пюхайыги в Финский залив. В 1897 году он скупил здесь 144 га земли и начал строить здание, которое тогда называли «виллой Елисеева в Орро». Миллионер доверил строительство своей дачи «домашнему архитектору» Гавриилу Барановскому — он строил для миллионщика магазины.

— На строительстве, которое велось с 1897 по 1901 год, трудились три сотни работников, и местные жители тогда были очень недовольны, — повествует Пополитов, — потому что на соседних хуторах в этот период не хватало батраков. Елисеев планировал потратить на стройку два миллиона рублей, но вышло в два раза больше — четыре. Причем для доставки материалов даже специально построили дорогу из Тойла в Йыхви, где была железнодорожная станция. Она действует до сих пор.

Сам Елисеев называл этот дом дачей, но все окружающие — дворцом, ведь его облик, напоминающий архитектуру итальянского Ренессанса, был внушительным. Здесь было 50 комнат, вместе со смотровой башней 5 этажей! Казалось, что здание висит в воздухе, особенно если смотреть со стороны находящейся напротив Знаменной горки (по легенде в 1700 году там был штаб шведского короля, отсюда и родилось название).

Елисеев воспринимал свой летний дом как дачу, но окружающие величали его дворцом.

О внутреннем убранстве дворца говорят хотя бы такие факты — в центральном зале висела люстра, обошедшаяся Елисееву в 40 тысяч золотых рублей — огромные по тем временам деньги. Потолок над ней расписывал известный художник-передвижник Владимир Маковский. Во дворце нашли место коллекции фарфора, картин и прочего богатства. Рядом с виллой в оранжерее росли диковинные по тем временам в северных широтах виноград и персики.

Легенды о Тойла

Конечно же, была построена и церковь с позолоченными куполами, она располагалась на пригорке к юго-востоку от дворца.

Церковь располагалась на пригорке к юго-востоку от дворца и была снесена в 1935 году.

О церкви тоже существует легенда.

— Инженер, занятый на строительстве храма, очень хотел поскорее обвенчаться со своей возлюбленной, — рассказывает Пополитов. — Но хозяйка дворца Мария Андреевна сказала ему, что как только церковь закончишь, так и обвенчаешься. Так ли уж торопился строитель, или то было знамение свыше, но когда он пришел в новую церковь с невестой, с внутренней стороны купола на них упало несколько звезд, которые оказались не очень хорошо закреплены…

Церковь была снесена в 1935 году.

Русский Версаль

Парк площадью 90 га называли Русским Версалем, его оформлял архитектор из Риги Георг Куфальдт. От дворца к реке спускались террасы с экзотическими деревьями и кустами. К востоку от оранжереи, которую называли также зимним садом, находилось восьмиугольное здание манежа и конюшни. Так же, как и все другие здания, оно было роскошно обставлено, стены манежа были увешаны картинами. На противоположном берегу реки находилась псарня, что доказывало интерес хозяина к лошадям и охоте.

За манежем был большой огражденный стеной двор, где располагались людская и службы.

Парковые скульптуры заказали во Франции — отлитые из чугуна копии работ Гудона, оригиналы которых находятся в Лувре, — «Артемида-охотница», «Аполлон Бельведерский», «Фонтан Нереиды».

— А еще был «бронзовый мальчик» из Италии, который ладошками ловил струи воды, — добавляет Пополитов. — Об этом рассказывали старожилы, но куда он делся, неизвестно, скорее всего, был расплавлен. Я даже не представляю, как он выглядел.

Золотой век дворца
продолжался чуть больше десяти лет. Сам хозяин бывал тут нечасто, но жена и дети отдыхали регулярно. Мальчишки любили пошутить — в парковом озере была чистейшая вода, сквозь которую не ощущалось глубины. Сыновья приводили друзей «посмотреть тайный грот» и предлагали зайти в него. Гости, не заметив воды, естественно, намокали — и это было поводом для безудержного веселья детей.

Парк был открыт для всех, и люди с удовольствием приходили сюда погулять. А приезжавшего барина обычно встречал местный духовой оркестр. К слову, первое в Эстонии сельское театральное здание тоже появилось в Тойла — его построил здесь в 1882 году местный житель Абрам Симон.

В Тойла приезжали знаменитые актеры, их автографы украшали стены грота.

Семья распалась

Мария Андреевна Елисеева, урожденная Дурдина, много помогала Пюхтицкому монастырю, и после нескольких сыновей Бог дал ей дочь Мариэтту. Но это не спасло семью — 50-летний глава, дворянин и кавалер ордена Почетного легиона влюбился в другую. На просьбы мужа о разводе супруга ответила отказом, а в 1914 году наложила на себя руки. После похорон Елисеев обвенчался с возлюбленной и уехал во Францию. Дети отношения с отцом порвали.

Судьбы оставшихся в России Елисеевых сложились трагически. Из трех сыновей купца старший и младший были расстреляны в сталинских лагерях. Сергей Елисеев и его сыновья Никита и Вадим стали выдающимися востоковедами. Мариэтта во время революции пыталась уехать за границу, но была задержана в Пскове чекистами. Среди них, к счастью, был Рихард Маяк — тоже бывший тойласец, который вспомнил, как она угощала его конфетами и как они общались будучи еще детьми… Он помог ей, но ее жизнь была очень трудной, тяжело работала и жила впроголодь.

Об истории этой семьи подробно рассказывает книга историка Аллы Краско, выпущенная в 2010 году издательством «Центрполиграф Москва-Санкт-Петербург».

Здесь отдыхали знаменитые творцы

Во времена Серебряного века русской культуры в Тойла снимал дачу русский символист Федор Сологуб, несколько лет у него гостил знаменитый поэт Игорь Северянин, который так полюбил этот уголок, что стал самым известным «поэтическим долгожителем» Тойла. Здесь он гулял со своей будущей женой Фелиссой Круут, познакомился с поэтессой Марие Ундер и ее супругом драматургом Артуром Адсоном… Здешние красоты впитывали и другие довоенные деятели искусства — Хенрик Виснапуу, Аугуст Алле, Вальмар Адамс.

Полюбив Тойла и прожив здесь почти двадцать лет, Северянин и умер в Эстонии — в конце 1941 года в Таллинне, уже захваченном немецкими оккупантами. От домика поэта в Тойла осталось лишь воспоминание — памятный камень с надписью о том, что тут с 1918 по 1936 год жил русский поэт Игорь Северянин.

Дворец в подарок президенту

В 1934 году комплекс за сто тысяч тогдашних крон выкупили трое эстонских промышленников в подарок президенту Эстонии Константину Пятсу. После проведения реконструкции в 1935-1936 годах он использовался в качестве летней резиденции. Когда Пятс бывал там, вывешивался флаг и можно было записаться на прием. В другое время дворец открывали для экскурсий.

Манеж и конюшни в елисеевский период. На заднем плане - дворец.

В то время в Тойла были возведены также новые постройки — речная пристань, грязелечебница, школа домоводства. В парке заложены первые альпинарии.

Вторая мировая война не пощадила

В 1941 году ценности из дворца были вывезены, а в августе 1941-го отступавшие советские войска подожгли дворец, хотя до конца он тогда не сгорел. Во время немецкой оккупации в нем был склад боеприпасов, а берег изрыли окопами, из-за чего погибло много ценных парковых деревьев.

В 1944 году немцы взорвали боеприпасы, чем довершили разрушение здания.

— Я еще помню эти развалины, — поделился Пополитов. — Они простояли до 60-х, когда их снесли. Но после войны еще сохранилась оранжерея, а в бывшей школе белошвеек устроили госпиталь. Из воспоминаний старожилов известно, что вся территория парка была заминирована, мины потом взрывали в гроте. В оранжерее уже не культивировали персики, а выращивали огурцы и помидоры — сначала для госпиталя, потом для силламяэского секретного завода.

Из наиболее сохранившихся построек было восстановлено здание, где сейчас находится тойлаская школа.

Вещи из дворца можно было найти где угодно

Удивительно, как много могут сохранить для потомков альтруисты! Поиск вещей из дворца Елисеевых стал делом жизни Александра Пополитова, хотя, чего греха таить, в середине прошлого века подобный интерес к «буржуйским штучкам» совсем не поощрялся. Но удивительных историй у него в запасе множество. Например, о том, как увидел красивые елисеевские кресла в кабинете директора силламяэского завода Гукова, там же находился и сейф из дворца. А резной диван на одном из хуторов служил хранилищем для дров. Тойлаские «медведи» долго украшали силламяэский парк…

— Тогда у нас еще не было музея и складывать старую мебель просто было некуда, — сожалеет собеседник, — поэтому многие вещи безвозвратно утеряны.

"Три грации" и сегодня стоят на своем месте.

Сейчас можно только догадываться, где и что стояло из многочисленных построек прошлого: оранжерея, конюшни, грязелечебница, школа белошвеек и даже сельский театр, который, как утверждают историки, был миниатюрной копией Мариинского театра Санкт-Петербурга. Одним из немногих уцелевших свидетелей елисеевских времен остается скульптура «Три грации». По словам Пополитова, в 70-годы прошлого века она обнаружилась на территории тойлаской погранзаставы.

— А в 90-х она опять исчезла, — рассказывает собеседник. — Ее снимок лет десять назад «всплыл» на одном из фотоконкурсов ретроспективы, который проходил в здании нынешней тойлаской школы. Увидев скульптуру в разобранном виде, ее «вычислили» и собрали, поэтому сейчас «Три грации» стоят на прежнем месте, у бывшей оранжереи.

Новая жизнь парка

С конца 50-х тойлаский парк взяли под охрану и начали приводить в порядок. Построили новые мосты. Под Знаменной горкой появилась певческая эстрада. По последним данным, здесь сохранилось около 270 пород деревьев и кустов. В конце 90-х были восстановлены фонтан с рыбами, «медвежьи ворота», открыт грот.

В 80-е годы построили профилакторий для шахтеров, ныне это одна из крупнейших здравниц Эстонии. Постепенно Тойла превратился в элитный поселок, который теперь известен по всей стране своими праздниками и концертами-променадами.

В 2013 году исполнилось 200 лет династии Елисеевых. Имя семьи почти на сотню лет было вычеркнуто из истории России и найти правдивые сведения о купеческом роде непросто. Александр Пополитов, руководитель «Инфоринга» Дмитрий Смирнов и группа энтузиастов создали пару лет назад документальный фильм «Истории парка Орро», который был очень тепло принят зрителями и неоднократно отмечен призами на кинофестивалях. Есть еще один документальный фильм эстонских кинематографистов — «Elu läbi Oru». Обе киноленты находятся в Интернете в свободном доступе и содержат уникальную кино- и фотохронику из жизни дворца и парка в 30-е годы ХХ века.



  • Подготовку и публикацию данной статьи в рубрике «Эстония сегодня» поддержали:
    Европейский фонд интеграции граждан третьих стран,
    Министерство культуры,
    Фонд интеграции и миграции «Наши люди».

    Страницы в формате PDF можно скачать здесь:
    01, 02, 03, 04, 05.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.