Йыхвиский волостной руководитель уволилась, прихватив мебель

24. Январь 2016

Эрик КАЛДА

Когда Кайри Соомер, нынешний помощник мяэтагузеского волостного старейшины, осенью 2014 года уходила из Йыхвиской волостной управы, она увезла из кабинета принадлежащую волости мебель. Когда это обнаружилось, она мебель вернула.

В нынешний четверг, 21 января, после окончания заседания Йыхвиского волостного собрания член собрания Кайри Соомер подошла к другому члену собрания — Элле Селиверстовой, предложила ее подвезти и сообщила, что заодно завезет в центр опеки диван. «Я сказала, что у меня нет времени и вообще другие планы. Придя на заседание собрания, я ни о каком диване ничего не знала», — сказала Селиверстова, заведующая упомянутым центром.

Вероятно, Селиверстова не знала и о том, что незадолго до заседания собрания у Соомер состоялся в волостной управе неприятный разговор, где ей пояснили, что она присвоила волостное имущество.

Этот принадлежащий Йыхвиской волости диван исчез на полтора года. А утром 22 января диван вместе с комплектным креслом наконец появились в дневном центре пенсионеров, для которого они и приобретались.

Придя потом утром на работу, Селиверстова обнаружила, что в центре опеки появились диван и кресло яркого цвета.

Когда Кайри Соомер в сентябре позапрошлого года уволилась из волостной управы, через некоторое время к волостному зданию подъехала машина, на которую погрузили диван и кресло, стоявшие в ее бывшем кабинете.

— Да, мы видели, что она увезла эту мебель, но она сказала, что это ее личная мебель, и я о ней уже не вспоминала, — сказала руководитель социальной службы Йыхвиской волостной управы Сирли Таммисте, незадолго до того вернувшаяся из отпуска по уходу за ребенком.

Волостной старейшина Айвар Сурва отметил, что волостная управа была неприятно удивлена, когда после сокращения бухгалтера центра опеки волостной бухгалтер стала принимать дела и обнаружила счета, согласно которым волость заплатила почти 900 евро за диван и кресло «Alice», приобретенные в мебельном магазине «Home4you».

Эта мебель предназначалась для созданного в центре опеки дневного центра пенсионеров, и диван был куплен на проектные деньги, правда, по словам Сурва, волость его потом выкупила. Но предназначавшаяся для дневного центра мебель попала в кабинет Соомер, тогдашнего руководителя социальной сферы волости.

— Случилось так, что эту мебель почему-то не оприходовали, но подтверждающие покупку счета сохранились, — сказал Сурва, заметив, что Соомер поначалу пыталась утверждать, будто диван и кресло были гуманитарной помощью.

Когда история выплыла наружу, Соомер вернула присвоенную мебель и отвезла ее в Йыхвиский центр опеки. Заведующая центром Элле Селиверстова видела этот диван и кресло ранее в рабочем кабинете Соомер, но и не предполагала, что реально они должны были стоять в дневном центре пенсионеров, работающем при центре опеки. «У меня стояло на учете два дивана и два дивана были на месте, потому что кое-что мы получили в порядке гуманитарной помощи, но я не проверяла названия», — пояснила Селиверстова, отметив, что у нее ощущение, будто она сама что-то натворила.

То же самое сказала и Сирли Таммисте, неохотно комментируя неприятный факт: «Мы все в шоке, будто сами что-то натворили. У меня просто нет слов».

А волостной старейшина Айвар Сурва поведал, что вместе с уходом Соомер в неизвестном направлении «ушел» и бывший в ее распоряжении, но принадлежавший волости мобильный телефон. По словам Сурва, Соомер утверждала, что у нее этого телефона нет. «Затем они вместе с Сирли пошли в бывший кабинет Соомер искать этот телефон, и там Кайри разыграла интересный спектакль: заглянула за какую-то полку — и, пожалуйста, телефон вдруг объявился», — рассказал Сурва.

Он сказал, что случившееся можно назвать присвоением. «Иными словами, это кража».

«Северное побережье» задало Кайри Соомер в связи со случившимся конкретные вопросы, в том числе — как она сама может пояснить случившееся и признает ли присвоение чужого имущества и почему предназначенная для дневного центра мебель оказалась в ее кабинете. Также мы спросили, не чувствует ли Соомер вины, и если нет, то почему она эту мебель вернула, где мебель была полтора года и подумывает ли Соомер о выходе из собрания.

Соомер ответила на эти вопросы так: «Какая разница, что я скажу, все равно меня заранее осудили. Те, кто имеет к этому отношение, знают и причины, а также то, почему я так утверждала (что мебель — ее личная собственность. — Э.К.). Истина не интересует фактически никого. Я не присваивала волостного имущества. И разве другие, кого в чем-то обвиняли, ушли из собрания? Не знаю!».

На вопрос, собирается волостная управа по данному вопросу обращаться в полицию, Айвар Сурва ответил, что об этом не говорилось, но он намерен лично поговорить об этом с Кайри Соомер.

Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.