В поиске священных игл, которые развеют тотальный мрак

16. Июль 2016

Теэт КОРСТЕН

Встреча корреспондента «Северного побережья» с Артемием Троицким состоялась на балконе его светлой и просторной квартиры в Пирита. Разговор затронул Эстонию, Россию, его участие в жизни обеих стран, а также выпущенную недавно издательством «Tänapäev» книгу «Vene karmageddon» («Русский Кармагеддон») — его первую книгу, вышедшую на эстонском языке, название которой объединяет два слова: карма и армагеддон.

— Писать книги для вас занятие не новое — уже в 1987 году в Англии у вас вышла книга «Back in the USSR: The True Story of Rock in Russia».

— Да, мне тогда был 31 год, и в ней говорится не только о России, а много и об Эстонии. Книга имела успех, вышла в семи странах, и благодаря ей, я стал весьма известным автором. После этого я в 1990-х написал еще одну книгу под названием «Тусовка. Что случилось с советским андеграундом», которая тоже вышла в Англии, затем в Италии и Голландии. В 1991 году вышла в свет «Back in…», уже в России [под названием «Рок в Союзе: 1960-е, 1970-е, 1980-е…» — ред.], что тоже было здорово. После них в основном выходили сборники статей. «Кармагеддон» тоже один из таких сборников.

"Вижу некоторую неприязнь между эстонским большинством и русским меньшинством; по крайней мере, частью этого меньшинства. Вижу озлобленность некоторых здешних русских по отношению к эстонскому государству, точно также вижу исходящие от кое-кого из местных эстонцев пренебрежение и ощущение превосходства над русскими".

«Вижу некоторую неприязнь между эстонским большинством и русским меньшинством; по крайней мере, частью этого меньшинства. Вижу озлобленность некоторых здешних русских по отношению к эстонскому государству, точно также вижу исходящие от кое-кого из местных эстонцев пренебрежение и ощущение превосходства над русскими».

— Теперь, с лета 2014 года, вы постоянно живете в Эстонии. В предисловии к эстонскому изданию вы пишете: «Жизнь резидента Эстонии, конечно, не поездки на несколько дней с ночлегом в отелях исторического центра… Культурного шока или вообще какого-либо шока не случилось, но было и много нового. Что-то понравилось, а что-то совсем не понравилось. Но это — явно тема другой книги и, может быть, я когда-нибудь ее действительно напишу».

— Возможно, что и напишу. Потому что Эстонию я люблю, довольно хорошо знаю, я сравнительно много по ней ездил — впервые, кстати, в 1969 году. Но перед тем, как написать эту книгу, я должен проделать определенную работу: записать несколько интервью, посетить кое-какие места в Эстонии, где не еще не бывал. Так что вполне симпатичное занятие. Туризм, несомненно, одно дело, а реальная жизнь — совершенно иное. Туристы видят верхушку айсберга, а местные видят все значительно глубже и детальнее.

Конечно, переехав в Эстонию, мы узнали немало нового. Говоря о негативном, я бы назвал прежде всего — поскольку это касается меня, как русского человека — весь клубок проблем, связанный с русскими в Эстонии. Вижу некоторую неприязнь между эстонским большинством и русским меньшинством; по крайней мере, частью этого меньшинства. Вижу озлобленность некоторых здешних русских по отношению к эстонскому государству, точно также вижу исходящие от кое-кого из местных эстонцев пренебрежение и ощущение превосходства над русскими.

Тут я вынужден сразу добавить, что есть и много очень хороших впечатлений. Эстония намного более пригодная для проживания страна, чем Россия. Россия — страна, где интересно работать, там никогда не соскучишься, потому что там происходит столько интересного. Но, к сожалению, в последние годы происходит и все больше плохого. Эстония в этом смысле спокойная, чистая, удобная. Это государство, где власть не пытается подавить народ. Тем более, что эта власть все чаще старается уйти в виртуальную реальность, в цифровое пространство, и это, конечно, очень здорово; это большой контраст по сравнению с Россией.

— Можно сказать, что «Русский кармагеддон», это книга о ближайшей истории — уже судя по датам публикации статей, интересующиеся Россией приблизительно могут предположить, о чем пойдет речь в статье.

— Думаю, что ценность книги в этом и заключается. Это мои сиюминутные, «здесь и сейчас» реакции на события. Причем, сегодня я бы дал отраженным событиям иную оценку, но я специально ничего не изменил, потому что для меня важны мои ощущения в момент записи текста или радиопередачи. Поскольку мои ощущения были в какой-то мере типичные.

Когда-то я с невероятным восторгом писал о митингах оппозиции в 2011-2012 годах и говорил: «Ура, ребята, скоро наступит свобода, и мы начнем жить по-человечески». Сейчас я, конечно, смотрю на это намного более грустным взглядом и скептичнее, но я не стал менять текст, поскольку это по сути дневник. А в дневнике нельзя и невозможно ничего изменить.

— Сплошной рок-н-ролл — ваше предисловие к книге «Кармагеддон», где вы рассказываете, как в 1988 году под руководством Саи Бабы в высшем измерении с помощью священных иголок осуществлялась процедура кармической коррекции России и выдавливания из неё тёмной энергии страха и рабства.

— Этот текст я написал специально для этой книги, чтобы пояснить, что я подразумеваю под словом «Кармагеддон». Да, текст этот интересный, и нравится мне прежде всего потому, что он совершенно для меня нетипичен. Я вовсе не склонен к мистике и тайным наукам, но при этом в моей жизни имели место «встречи с замечательными людьми», как некогда писал Гурджиев [Георгий Гурджиев — мистик и один из влиятельнейших духовных учителей первой половины 20-го века — Т.К.], и случаи, выходящие далеко за рамки обычной жизни и материалистического мировоззрения. Изложенное в предисловии — как раз один из подобных случаев, и смею еще раз заверить, что там нет ни слова выдумки.

— В то же время в передаче радио «Эхо Москвы» я слышал из ваших уст, что в вашем роду было немало священнослужителей.

— Да, по материнской линии все мои предки до деда-инженера были православными священниками. Это были священники греческого происхождения, которых Иван III [1440 — 1505, правил Москвой и Россией в 1462 — 1505 — Т.К.] привез в Россию для укрепления православия. Я один из их последних потомков.

— Как лучше анализировать происходящее в России — живя в ней, или со стороны взгляд яснее?

— Хороший вопрос, я и сам над этим задумывался. Думаю, что лучше жить в стране, потому что когда живешь вне ее, некоторые ощущения — не только эмоциональные, но даже чисто физические — исчезают. Здешняя жизнь значительно более расслабленная, настроение другое. Так что, если заниматься российской историей, этим, вероятно, лучше заниматься со стороны, но если анализировать нынешнюю российскую реальность, то думаю, что я нахожусь в неблагоприятном положении — по сравнению с теми, кто живет в России. У меня нет возможности находиться в центре событий, общаться с людьми напрямую. Поэтому я стал писать о России намного меньше.

— А может, соседи России выигрывают за счет того, что чем больше положение в России ухудшается, тем больше к ним переселяются замечательные люди — например, как вы?

— Эстония в этом вопросе заняла прагматическую позицию. Поскольку эмиграция из России сейчас очень заметна, и чаще всего уезжают профессионалы и образованные люди, которые могут принести обществу пользу, то, естественно, их принимать выгодно. Другое дело, что здесь не так просто найти работу, и этому есть, как, наверное, в каждой стране, разные бюрократические причины. Считаю, что один момент в этой сфере в Эстонии очень неправильно устроен. Большинство молодых русских людей — умных и амбициозных — покидает Россию, чтобы учиться. Они едут в Германию, США, Англию.

Эти люди учатся там, поскольку они уже владеют английским, часть — немецким языком, но эстонского никто из них, естественно, не знает. Мне кажется, для того, чтобы привлечь интересную, перспективную и умную молодежь, было здорово, если бы здесь были созданы вузы с русским языком обучения. Таких же по сути нет, англоязычные есть, но только на уровне магистратуры. Юноша или девушка, успешно окончившие гимназию в Москве или Петербурге, не могут поступить в эстонский вуз. С этим надо что-то предпринять.

— Вы отметили, что вскоре опять выступите в качестве гостя на передаче радиостанции «Эхо Москвы» [передача уже вышла в эфир 6 июля − Т.К.]. Как же возможно, что в тоталитарном государстве допускается существование такой либеральной радиостанции и шкодливого телеканала «Дождь»? И еще — в России выходит такое качественное издание, как «Новая газета»…

— Я очень высоко ценю эти, увы, немногие медиа-каналы в России, сумевшие сохранить мужество и независимость. Мои искренние комплименты. Общаясь с ними, я всегда чувствую себя несколько неловко, ведь они там, на передовой, а я здесь, в глубоком тылу.

— Но в гитлеровской Германии в конце 1930-х ведь не было канала вроде «Эхо Москвы».

— Но и в России ведь не просто тоталитаризм, там модный гибридный тоталитаризм. А гибридный тоталитаризм допускает существование такого окошка. В действительности же такие окошки для властей весьма полезны, как бы цинично это ни звучало. С одной стороны, они в любой момент могут сказать: «Что вы говорите, как это нет свободы слова, а «Новая газета», а телеканал «Дождь», а «Эхо Москвы»?»

С другой, благодаря этим оппозиционным медиа-каналам, они имеют возможность мониторить настроения оппозиции или той самой возмущенной интеллектуальной прослойки. Это может быть полезно властям, но это еще не значит, что все эти медиа-каналы надо непременно закрыть и окончательно уйти в глубокое подполье.

— Что бы вы еще хотели сказать о «Кармагеддоне»?

— Эта книга — честная до мозга костей, написана как дневник, по горячим следам. В ней много искренних чувств и искренних… ошибок. В этом смысле она достойный источник для людей, кому любопытно знать, как происходила маленькая гибридная российская революция 2010-2012-х годов и к чему это все привело. И хотя ситуация в России сейчас очень мрачная, принимаются сталинские законы, коррупция и преступность остаются на прежнем уровне, демократических свобод остается все меньше и так далее, я все же настроен оптимистично. То есть, я считаю, что этот мрак не может длиться долго. Потому что плохо всем: плохо элите, которой уже нечего красть, отчего она отжимает у людей последние деньги; плохо среднему классу, который просто тает; плохо простым людям, которые нищают — повышаются цены, падают зарплаты, растет безработица.

В России вообще трудно найти кого-нибудь, кто сейчас хорошо живет — может, только представители силовых структур: полиция, эфэсбэшники. Но боюсь, им тоже не слишком хорошо — если учесть, скольких увольняют или отправляют в отставку. Самому Путину и то плохо, поскольку его выгнали из уютной компании мировой элиты, и он знает, что во всем мире к нему относятся, мягко говоря, с недоверием. А когда всем плохо, ничто никого не устраивает, то это и есть именно тот момент, когда страна — и даже государство — созревает для перемен. Нынешнее положение в России, на мой взгляд, весьма похоже на то, что существовало в Советском Союзе до Горбачева: экономические проблемы, война в Афганистане, закручивание гаек, международный бойкот, проблемы с Олимпийскими играми — очень много аналогий!

— Значит, все-таки надо колоть священными иглами покрывало мрака?

— Да, без этих игл не обойтись!

Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.