«Омнибус природы» = 15 лет походов-открытий

6. Апрель 2017

Кюлли КРИЙС

Уже 15 лет каждые выходные возит Яан Рийс любителей природы по интересным местам Эстонии и столько же времени устраивает конкурс «Природное фото года». Себя он считает счастливым человеком, поскольку занимается именно тем, чем хочет.

"В одиночку я никто", - подчеркивает Яан Рийс важность друзей и единомышленников в своей деятельности.

«В одиночку я никто», — подчеркивает Яан Рийс важность друзей и единомышленников в своей деятельности.

Детство
«на два дома»

  • Я был будто обитающим «на два дома» земноводным, у меня оказалось два дома детства — один в Таллинне и другой в Вильяндимаа на границе Соомаа, где жили мои бабушка-дедушка, тетя и дядя. Я проводил там лето, большую часть свободного времени и каникулы. В конюшне у деда стояли свои лошадь и корова, были свое озеро и реки, а также места рыбалки. Когда я возвращался оттуда в Таллинн, то первым делом чувствовал запах целлюлозного завода, это было для меня символом Таллинна. Второй символ — текущая из крана вода с привкусом хлорки.
  • Наверное, мой интерес к природе и зародился в деревенском доме. Собственно говоря, это интерес к пребыванию на природе. Я ходил в природоохранный кружок, в общество охраны природы вступил еще школьником. Мне всегда нравилось находиться в обществе людей, заниматься чем-то с людьми природы и культуры. Все это было мне как-то по нутру, я и жил в этом мире.
  • Почему пошел изучать географию… Биология казалась мне слишком конкретной, география же дает больше общее образование.
  • Место, куда ездить и где быть, у меня там, в Вильяндимаа, по-прежнему имеется. Правда, от усадьбы бабушки и дедушки остались только деревья, но там же поблизости проживает двоюродный брат, сохраняющий это место.
  • Я привык к нынешнему стилю жизни: живу в Таллинне, но каждый год по сто дней разъезжаю по Эстонии. Если бы я жил в деревне, то пришлось бы отказаться от таких разъездов. Нынешний образ жизни мне подходит.
  • Городское жилье у меня в старом доме, я топлю камин и пью кофе. Для меня Таллинн — это конкретные места: Национальная библиотека, где я устраиваю вечера природы, контора, дом и еще несколько мест; между ними и проходит моя жизнь. Я живу в Таллинне, будто в маленьком городке, выбирая места, куда ходить. Общение получаю в ходе своих занятий, а в остальное время мне нравится мечтать и наблюдать за тем, что происходит в мире.

— Сегодня понедельник; вчера вы возили целый автобус народу на мызу Ания, а позавчера ходили в культурно-исторический поход по Кеэрускому кихельконду. А куда поедет «Омнибус природы» в следующие выходные?

— Это хороший вопрос. Иногда я заранее знаю о планах, но чаще бывает так, что в понедельник самая важная новость для меня звучит на радио «Куку» между 9 и 10 часами, когда мои однокурсницы Тайми Пальяк или Хельве Мейтерн рассказывают о прогнозе погоды на неделю. Я в него, правда, не верю, ведь предсказывать погоду больше чем на три дня нельзя, но я получаю представление о том, что нужно учесть. Серьезные размышления о том, куда поехать, начинаются в среду. Смотрю, куда сам хотел бы отправиться, — туда и едем. Так и есть (смеется). Другие определяющие факторы — где и что происходит, а также кого я получу в руководители похода.

— Как вам удается быть в курсе всего интересного, что происходит в Эстонии?

— По средам вместе с помощником тратим обычно часа три, чтобы получить обзор происходящего на этой неделе. Это нужно, чтобы «наложить» поездку на какой-нибудь фон, то есть чтобы в этом месте не происходило одновременно еще какое-нибудь другое, не вписывающееся в мою поездку мероприятие. Мест, куда можно отправиться, хватает.

Поездки выходного дня бывают и покороче, и подлиннее, связаны с походами или же с культурной стороной — тогда люди имеют возможность выбирать. Лучше ехать на одном автобусе, тогда народу не будет слишком много. Полный автобус — самое то, тогда и поездка будет доступнее по цене.

— В среду выбираете пункт назначения и находите руководителя похода, в четверг рассылаете информацию и в субботу или воскресенье полные автобусы отправляются в путь?

— Да, примерно так. В одиночку я никто, у меня дельные помощники. Хотя бы уже из-за плохого зрения сам я многие вещи делать не могу. В поездках участвую — не каждый раз, но сто поездок в год выходит.

— За 15 лет это получается не менее 1500 поездок… Места ведь повторяются, кое-где вы, очевидно, побывали десятки раз — не надоедает?

— Это было еще до времен «Омнибуса природы», когда я с женой поехал на выставку цветов и там какая-то девчонка звала своего парня посмотреть красивые розы. А парень ответил, что розы он уже видел.

Фред Юсси говорил: чтобы увидеть какое-либо место, надо бывать там снова и снова. В разное время года, с разными руководителями походов это место никогда не бывает одинаковым.

Красивые места и прекрасные люди никогда мне не надоедают, повторная встреча — это всегда замечательно. Я бываю только в тех местах, где мне нравится бывать, ведь сам выбираю, куда поедем, сам выбираю и людей, с которыми встретимся. Никакого принуждения нет. У меня нет также обязательства ездить каждые выходные — скорее, это мое собственное желание. Если какое-нибудь место надоест, то я туда просто не поеду.

Яан Рийс и "Природный омнибус" неразделимы.

Яан Рийс и «Природный омнибус» неразделимы.

— Вы ездите как простой экскурсант, а не как руководитель похода?

— Если бы я все время говорил сам, то давно бы надоел людям.

Признак умного человека — то, что ему в каждой области известны люди поумнее него. У меня плохое зрение, без посторонней помощи я даже не могу подготовить поездки. Удобнее пригласить с собой умного человека, да и самому тоже стать умнее.

— Кто ездит на «Омнибусе природы»?

— Название автобуса имелось еще до того, как он стал курсировать. «Омни» значит «для всех», то есть поехать может любой интересующийся.

Есть такие, кто ездит очень часто, некоторые ездят несколько раз в год, но постоянно наблюдают за нашими действиями. Некоторые будто прошли школу познавания Эстонии: год или два ездили часто, затем пропали, а когда появился новый интересный им маршрут, то появились снова. Есть такие, кто ездит редко, есть и новые члены. Это и хорошо, что компания не одна и та же все время.

— Насколько уверенно чувствуют себя на природе те, кто ездит редко, никто не потерялся?

— Как-то мы были на болоте Какердая в окрестностях Альбу, дощатой дороги там тогда не было. Когда вернулись с тропы, обнаружили, что одного мужчины нет. Начали поиски, отправили один автобус сделать круг — вдруг человек вышел на другую сторону. Позднее выяснилось, что мужчина в поисках цветов башмачка настоящего пошел в неправильном направлении и забрел на хутор, где его накормили, а потом он вышел на дорогу голосовать, чтобы автостопом доехать до Таллинна. К счастью, подобрал его наш же автобус и привез обратно к нам. Час-полтора его искали. Сам мужчина даже не понял, что сделал что-то неправильно и заставил нас волноваться.

— Омнибус выезжает обычно из Таллинна, хотя иногда — из Тарту и Пярну, а последние годы — и из Ида-Вирумаа.

— С Вирумаа проще в том смысле, что там большую часть организационной работы взял на себя Энн Кяйсс. Из Тарту и Пярну хотят ездить даже больше, но чтобы не увеличивать цену, я должен получать поддержку. Чем меньше поддержка, тем меньше объем.

— Из Таллинна в Ида-Вирумаа все же ездят?

— Ида-Вирумаа такой интересный, здесь есть что посмотреть. Больше всего радует, когда удается увидеть нарвские водопады. Конечно, Валасте, особенно когда там еще был мост, но и сейчас тоже — например, в период, когда там всё во льду. Водопад и лестницы Кивисилла, куда прежде вообще было не попасть, но теперь они приведены в порядок и ухожены.

Годы назад, когда мы ездили по тамошним водопадам, у водопада Алуоя нас всегда встречала какая-то овчарка, став как бы нашим руководителем походов: ходила с нами и смотрела, чтобы мы вели себя прилично. Для меня она стала талисманом этого места. В последние годы ее больше не видно — и чего-то не хватает.

На концерте "Leigo" в Валгамаа Яан Рийс объявил хозяина хутора Лейго Тыну Тамма почетным членом общества охраны природы.

На концерте «Leigo» в Валгамаа Яан Рийс объявил хозяина хутора Лейго Тыну Тамма почетным членом общества охраны природы.

— «Омнибус природы» можно ведь иногда назвать, наверное, и «омнибусом культуры»?

— Он таковым и является, природа и культура идут рука об руку. И как театральный автобус курсировал — ездили по вечерам в будни на представления, в основном вблизи Таллинна. В Сауэаугу находится театр Кастерпалу — странно, если бы летом туда не ездили, люди уже требуют этого. В театральном походе можно увидеть как природу, так и культуру, в мызных походах тоже.

— Каковы те ключевые слова, на которые сбегаются желающие поехать?

— Для разных людей они разные. Часть хотят увидеть что-то новое. Помню, что когда мы начинали устраивать ледовые походы, то они собирали очень много народу. Привлекает, конечно, также какое-нибудь чрезвычайное природное явление или событие. В свое время очень ценился паводок в Соомаа, особенно когда там еще катали по лугам на каноэ.

На острова люди хотят ездить. Зимой очень популярны поездки по мызам, когда там кроме экскурсии проводят и какое-нибудь мероприятие. Очень длинных экскурсионных дней не хотят, а если поездка двухдневная, то количество желающих сразу сокращается. Привлекает, конечно, и имя руководителя похода.

— Как родился «Омнибус природы»?

— За три-четыре дня.

— ???

— Возникла мысль, что можно начать разъезжать по Эстонии, я позвонил знакомому в автобусную фирму, знакомые журналисты помогли распространить информацию. От идеи до первой поездки прошло три-четыре дня.

Первая поездка состоялась в октябре 2001 года на двух автобусах в Матсалу, вторая — в Паункюла. Мы начали против всякой логики осенью, когда другие организаторы поездок готовились уже к зимнему отпуску.

Уже в конце того же года я получил поддержку от Министерства окружающей среды, так что с самого начала мне удавалось поддерживать довольно низкие цены на поездки.

В этом начинании нет ничего необычайного. Главное — преодолеть свои предубеждения: темы и люди имеются, люди охотно вносят плату за участие.

Если бы я не имел широкого круга общения, оставшегося с моей предыдущей жизни, то это дело не удалось бы.

— А как пришла идея таких разъездов?

— В 1997 году мы с маленькой компанией издавали журнал «Лоодус» и в связи с этим стали проводить в Национальной библиотеке природные вечера. Первый вечер подразумевался как рекламное мероприятие журнала, но после него люди подходили и говорили, что хотят, чтобы такие вечера продолжились. Продолжаются до сих пор — по понедельникам с октября по апрель.

Через несколько лет тогдашний министр окружающей среды Краних предложил нашему журналу государственную поддержку, от такого предложения отказаться трудно. У меня исчезло обязательство заниматься журналом и появилось много свободного времени, то есть мне просто стало скучно, и я искал, чем бы еще хорошим заняться наряду с вечерами природы. Мне самому не хватало поездок на природу — так оно и пошло.

— Несколько лет назад вы запустили младшего брата «Омнибуса» — «Омникорабль природы».

— Как нет у меня собственного большого автобуса, так нет и корабля — я арендую суда поменьше или побольше. Это началось в 2013 году, накануне Года Финского залива. Идея возникла, когда мы с «Омнибусом» плыли из Силламяэского порта на литовском судне в Котка. Напрямую плыть не разрешалось, так что мы прошли почти до самого Кунда и смогли полюбоваться роскошным глинтом с моря.

На «Омникорабле» плавали на Прангли, Акси и Пийрисааре, а также между островами Малузи — чтобы посмотреть на тюленей.

"Природный омникорабль" возит интересующихся на маленькие острова.

«Природный омникорабль» возит интересующихся на маленькие острова.

Самой роскошной штукой было, когда у меня работала своя лодочная линия «Дирхами — Осмусаар» и в то же время — автобусная линия «Национальная библиотека — порт Дирхами». Я сам несколько лет жил по десять летних дней на Осмуссааре; каждый вечер лодка привозила новую группу и увозила старую.

После Осмуссаара был Рухну. Как-то раз нам пришлось совершить 24-часовой поход из Таллинна на Рухну и обратно. В восемь утра нам надо было прибыть на Роомассааре, то есть в Виртсу следовало быть до шести часов. Видно, мы сами спросонья замешкались и отстали от парома. Я позвонил Яану Тятте, через знакомого вызвал судно, и мы поплыли и вовсе в Вилсанди.

— Конкурс «Природное фото года» тоже устраиваете вы.

— Он начался еще до «Омнибуса». Такой фотоконкурс уже существовал у тартусцев, но они оказались не в силах больше проводить его и передали мне право продолжить.

Дело пошло сразу с размахом. У нас имелись хорошие контакты с фотофирмами, они начали поддерживать. Своеобразие нашего конкурса — в желании удержать вместе как профессионалов, так и любителей. Жюри с самого начала руководит Рейн Маран; я со своим плохим зрением сам не фотографирую, в этом смысле я хороший организатор.

— Фотографий присылают очень много?

— Возник некий потолок, нам пришлось немного ужесточить условия. Например, в прошлом году поступило 7500 работ от тысячи авторов — это более-менее оптимальное количество, чтобы жюри успело за три дня просмотреть. Когда-то бывало и более десяти тысяч работ.

Во второй тур проходят две или три тысячи работ, затем начинают рассматривать по разным категориям уже их.

Мне нравится, что мы присуждаем много наград — к примеру, вручаемых победителям в категориях скульптур Танцующего Волка целых 15 штук. Признания удостаиваются не одни и те же лица, а и те, кого широкая общественность еще не знает.

Число наград подсчитываю по тому, сколько снимков помещается в ежегоднике «Природного фото» — все отмеченные жюри работы плюс несколько работ, отмеченных специальными наградами фирм.

Общество
охраны природы
со временем менялось
  • «Общество охраны природы было создано в 1966 году и довольно быстро превратилось в большую массовую организацию. Во всех остальных союзных республиках, кроме Эстонской ССР и Туркменской ССР, такие общества уже имелись, хотя и действовали немного на других основах.

    У нас облик этого общества во многом определял Яан Эйларт, который сосредоточил в нем множество людей культуры и, с другой стороны, нескольких тогдашних министров, объединив в обществе охраны природы проэстонски настроенное крыло тогдашней властной элиты, деятелей культуры, ученых-натуралистов, краеведов и обычных людей Эстонии.

    На ветрах перемен конца 1980-х годов из общества природоохраны выросли движение по охране памятников старины и зеленое движение и, конечно, соответствующие объединения.

    В более скромной форме общество, конечно, сохранилось, походы «Омнибуса природы» и вечера природы — одни из его проявлений. Сила общества — в преемственности, главная его цель — самообразование и просвещение народа, сохранение природного и культурного наследия.

    Ведь мы охраняем природу от глупых решений других людей. Охранять природу может человек, бывавший на природе, хорошо чувствующий себя там. Природа, культура, язык — эти вещи нельзя брать по отдельности. Невозможно охранять вещи, с которыми ты не имеешь личной связи. Чтобы горожанин всей душой стал защитником природы, он должен находить время и возможность побыть на природе. Общество несколькими разными способами предлагает такую возможность».

Фотографирующие телефоны немного девальвировали идею природной фотографии. Однако приличная природная фотография начинается все же с интереса к природе: сначала снимок существует внутри фотографа, а потом он идет ловить мгновение, чтобы показать и другим.

— Все эти начинания требуют денег. Поддержки Центра инвестиций в окружающую среду (KIK) достаточно?

— Я ни одно дело не начинал с написания проекта: прежде нужно начать либо с какого-то предварительного ресурса, либо с собственных средств, хлопот и участия, и если они достойны поддержки, то просить ее. Чтобы поддерживать на низком уровне себестоимость и собственные расходы на деятельность, у меня нет какой-то фирмы с множеством работников. Если бы я хотел разбогатеть, то занялся бы чем-то другим. Хорошо, когда удается получить даже маленькую поддержку, тогда любителям природы приходится тратиться меньше.

Другим спонсором последние пять-шесть лет является «Eesti Energia», оттуда со мной связались сами и наши мнения совпали. Эта поддержка принадлежит не мне, а людям, вместе с которыми я выезжаю на природу.

На этом начинании не разбогатеешь. Но ведь, по сути, богатство — это когда ты можешь делать то, что сам хочешь. Я мог.

— KIK теперь сильно урезал свои поддержки, и нельзя, наверное, быть уверенным, что они и впредь будут доставаться «Омнибусу»?

— Тревоги я не чувствую, но это правда, что туры ходатайств стали редкими, а при организации последовательной деятельности это немного тормозит творческое мышление, если денег приходится ждать очень долго. Я не могу рассчитывать так, чтобы дожидаться нового тура ходатайств, когда возникает какая-то идея. К тому времени, когда придет положительное решение, я захочу делать уже что-то другое.

Печально, конечно, что из-за падения цены на нефть меньше поддерживают слушание птичьего пения. Это всё ведь взаимосвязано: из-за снижения цены на нефть снизили налоги на ресурсы со сланцевой промышленности, и KIK, куда поступают эти деньги, скупо выделяет поддержки именно образованию в области природы.

"Охранять можно то, что знаешь", - уверен Яан Рийс.

«Охранять можно то, что знаешь», — уверен Яан Рийс.



  • Издание страниц на тему окружающей среды поддерживает целевое учреждение «Центр инвестирования в окружающую среду» (Keskkonnainvesteeringute Keskus, KIK).

    Страницы в формате PDF можно скачать ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ.

  • Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
    Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
    Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
    Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
    Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
    В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

    Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.