Репортаж из тюрьмы. Заключенным платят за изучение эстонского языка

25. Январь 2018

Эрик КАЛДА

В исправительном учреждении самого строгого режима в Эстонии — Вируской тюрьме — пытаются давать заключенным все больше возможностей для контакта с внешним миром, чтобы после освобождения им было максимально просто влиться в общество. С той же целью заключенных деньгами мотивируют учить эстонский язык.

В Вируской тюрьме: заключенные проводят большую часть времени в своих камерах, за этими железными дверьми (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

В Вируской тюрьме: заключенные проводят большую часть времени в своих камерах, за этими железными дверьми (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

За пару дней до визита в Вирускую тюрьму нам приходится отправить в Министерство юстиции список того технического оборудования, которое мы собираемся взять с собой — начиная с мобильных телефонов, заканчивая перечнем фотообъективов и их серийных номеров. Все это, конечно, делается из соображений безопасности. В проходной просвечивают как людей, так и их вещи и проверяют соответствие серийных номеров фотоаппаратов и аксессуаров указанным в списке.

Экскурсантов проводят по различным отделениям тюрьмы так, что заключенных они практически не видят. Днем все они на работе, учатся или сидят в своих камерах. Всех гостей заранее предупреждают, что снимать заключенных на фото- или видеокамеру запрещено.

В Вируской тюрьме есть также молодежное отделение, куда отправляют несовершеннолетних осужденных со всей Эстонии. Здесь они учатся так же, как и их сверстники на свободе, и так же они могут заниматься деятельностью по интересам — искусством, музыкой или спортом.

Директор тюрьмы Ану Мёлдри утвердительно отвечает на вопрос, правда ли, что несовершеннолетние — самый проблемный контингент. «Проблемы и возникают из-за того, что им, как и всем детям, приходится несколько раз повторять, что делать можно, а что нельзя», — говорит она. Позитивную тенденцию директор видит в том, что количество несовершеннолетних в тюрьме постоянно снижается, поскольку к детям с криминальными наклонностями все больше применяют альтернативные средства воздействия.

В Вируской тюрьме можно получить как основное, среднее, так и профессиональное образование. Двое заключенных сейчас получают высшее образование.

Вируская тюрьма
  • Вируская тюрьма была создана 13 июня 2006 года, первые заключенные появились здесь 1 апреля 2008 года. На данный момент это самая большая и современная тюрьма камерного типа в Эстонии.
  • В закрытой части тюрьмы 900 мест, в открытой тюрьме — 75.
  • В закрытой тюрьме содержатся арестованные люди мужского и женского пола, а также осужденные мужского пола.
  • В тюрьме и при ней в общей сложности 475 рабочих мест.

Многие привыкли считать, что современная тюрьма — это словно некий санаторий, так называемая евротюрьма, где заключенных холят и лелеют на деньги налогоплательщиков. Это не совсем так, хотя некоторые правила здесь действительно не такие, как в обычной жизни, — например, здесь лечение зубов бесплатное.

В тюрьме кормят три раза в день, но меню совсем не напоминает ресторанное. Тем, кому, например, мясо противопоказано по медицинским или религиозным соображениям, предлагают вегетарианскую еду. Но меню состоит из обычной каши, чая и булки на завтрак, второго на обед и супа на ужин. Кому этого мало, тот может заказать продукты из тюремного магазина, если на счету есть деньги. Заключенные не ходят в магазин сами, заказанные продукты им в камеру приносит работник тюрьмы.

Камеры здесь одно- или двухместные.

К «удобствам» тюрьмы можно отнести и свой «отель» — камеры для продолжительных встреч с близкими. У заключенного, как правило, есть право раз в полгода провести 24 часа вместе с близким ему человеком в таком «номере». В действительности эти камеры не особенно отличаются от классических семейных номеров в отелях. Здесь есть отдельная спальня с двуспальной кроватью и гостиная с мягкой мебелью и телевизором, кухонный уголок с посудой, душевая и туалет. Однако пользование этой комнатой все же платное.

"Номер в отеле", где заключенным разрешается провести 24 часа вместе с близкими. (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

«Номер в отеле», где заключенным разрешается провести 24 часа вместе с близкими. (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

В Вируской тюрьме также есть молельня, где собираются как христиане, так и мусульмане.

Если продолжить тему тюремного быта, то по закону все заключенные обязаны ходить на работу, если она есть и имеется соответствующее распоряжение. Каждый задержанный, оказывающийся в тюрьме, начинает свою трудовую жизнь здесь с работ по хозяйству — работает уборщиком, сортировщиком мусора и т.д. Бывают случаи, когда заключенные отказываются работать, ссылаясь на медицинские или иные причины, однако на самом деле они считают данную работу недостойной их. В таком случае заключенного обычно ждет наказание. Самое суровое из них — содержание в карцере. Это означает изоляцию заключенного в аскетически обставленном помещении, где даже кровати нет и спать приходится, по сути, на полу.

Так выглядит обычная камера… (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

Так выглядит обычная камера… (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

...а так - карцер. (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

…а так — карцер. (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

Зарплата заключенного — 64 цента в час, из этой суммы еще могут вычесть, например, деньги в покрытие предъявленных к заключенному требований.

Совсем другое дело — тюремное производство. Это отдельное предприятие, работающее на территории тюрьмы. Здесь около 80 рабочих мест, и в Вируской тюрьме оно охватывает прачечную, металлообрабатывающее и деревообрабатывающее производства. Здесь, например, изготавливают мебель, гробы и урны для праха, а также банные каменки и грили под брендом «Stoveman», которые продают не только в Эстонии, но и в Северных странах. Однако на тюремное производство попадает не каждый — это престижное место работы. «Сюда попадают те, кто действительно хочет работать», — говорит заместитель директора тюрьмы Айн Анслан. И зарплаты здесь совсем другого порядка, нежели у обычных заключенных.

Айн Анслан показывает пояс тюремного надзирателя вместе со спецсредствами. К ним относятся телескопическая дубинка, газовый баллончик и наручники. Огнестрельное оружие есть только у вооруженного подразделения тюрьмы, которое состоит из обычных ее работников. Однако в обычной ситуации огнестрельного оружия у них при себе нет. (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

Айн Анслан показывает пояс тюремного надзирателя вместе со спецсредствами. К ним относятся телескопическая дубинка, газовый баллончик и наручники. Огнестрельное оружие есть только у вооруженного подразделения тюрьмы, которое состоит из обычных ее работников. Однако в обычной ситуации огнестрельного оружия у них при себе нет. (Фото: Матти КЯМЯРЯ)

Но здесь есть и открытая тюрьма. Содержащиеся в ней заключенные ходят на работу на окрестные предприятия и вечером возвращаются в тюрьму. В открытой тюрьме 75 мест, и с теми, кто сюда попадает, риск возникновения каких-либо неприятностей должен быть крайне низок.

В тюрьме есть еще одна «работа», за которую заключенным платят, и это изучение эстонского языка. Ставка платы за изучение эстонского языка — 69,03 евро в месяц, из них 30 процентов заключенному выплачивают каждый месяц. Остальные 70 процентов они получают по окончании обучения, если они прошли учебную программу и успешно сдали уровневый экзамен.

В ходе оценивания рисков все заключенные, чей срок наказания превышает шесть месяцев и для кого эстонский не является родным языком, должны пройти тест на уровень владения государственным языком. Если владение госязыком недостаточное, то обучение языку включают в индивидуальный план отбытия наказания, который составляют для заключенных, отбывающих срок более года. Для заключенных, осужденных на срок менее года, и для арестованных тест на знание госязыка и его изучение — дело добровольное, однако тюрьма все же ставит задачу мотивировать заключенных на изучение языка.

Обучение государственному языку планируют для тех заключенных, чей уровень владения государственным языком в ходе оценивания рисков был оценен как недостаточный и была выявлена потребность в изучении госязыка, чтобы после освобождения из тюрьмы они могли успешно справляться в эстонском обществе.

— В случае если бы за изучение госязыка зарплату не платили, многие заключенные предпочли бы учебе хозработы (уборка, сортировка мусора и т.д.), что дало бы им сразу частичный денежный доход, однако не повысило бы конкурентоспособность заключенных на свободном рынке труда после освобождения из тюрьмы и не поддержало бы их ресоциализацию так, как это сделало бы улучшенное владение государственным языком, — поясняет советник отдела ресоциализации Министерства юстиции Эмма Бахманн. — Чтобы заключенный не был финансово мотивирован предпочитать работу изучению госязыка, за изучение государственного языка платят зарплату. Обязанность изучения госязыка не распространяется на иностранцев и тех, кого после отбытия наказания ждет высылка из страны.

Территория Вируской тюрьмы велика — более 160000 квадратных метров, протяженность периметра — 1,6 километра. Все 11 зданий соединены галереей, поэтому человек может провести здесь годы и ни разу не ступить ногой на землю.

Тюремные чиновники тем не менее постоянно повторяют, что, несмотря на ограниченность свобод, взято направление на то, чтобы у заключенных было как можно больше контактов с внешним миром, в первую очередь с семьей и близкими, чтобы после освобождения они могли начать нормальную жизнь и не оказались в тюрьме снова. Например, теперь заключенным разрешается регулярно звонить за пределы тюрьмы. Мобильные телефоны здесь не разрешены, и для того, чтобы заключенный мог позвонить, ему в камеру приносят подсоединенный к кабелю телефонный аппарат, и заключенный может позвонить за свой счет, используя разговорную карту. Также заключенные могут приобрести в свою камеру телевизор или радио и при желании им приносят для чтения газеты.

Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.