Яан Тоотс: к России не надо подлизываться, однако с ней следует хорошо ладить

26. Февраль 2011



В феврале и первых числах марта "Северное побережье" подготовило серию предвыборных интервью, где главный редактор Эрик Гамзеев и исполнительный редактор Эрик Калда расспрашивают ида-вирумааских первых кандидатов от шести партий. В интервью рассмотрены темы, о которых кандидаты в ходе своей кампании зачастую говорить не хотят, но которые, по нашему мнению, все же важны.

Яан Тоотс уверен, что путем развития туризма можно создать в Ида-Вирумаа много дополнительных рабочих мест.

НАРОДНЫЙ СОЮЗ: Первый номер на выборах Рийгикогу в Ида-Вирумаа — бизнесмен Яан Тоотс

— Вы являетесь кандидатом Народного союза на пост премьер-министра, но, к сожалению, от вас нигде особо нельзя было услышать или прочитать о том, как надо управлять государством, что делать по-другому и т.д. Зато вы — частый гость на страницах «Kroonika». Почему?

— У вас неверное представление. Я практически во всех газетах выступал с интервью.

В «Kroonika» я попадал, может, всего раза три за год, в другие газеты — чаще.

В газете ты можешь выступить, когда тебя приглашают. Но я сделал два круга по Эстонии, и моя миссия сейчас состоит в том, чтобы встречаться с членами Народного союза и давать им обзор сложившейся ситуации. У нас в руководстве — новые люди, и я сравниваю эту ситуацию с большой фирмой. Если с руководством фирмы что-то случается, то фирма ведь не останавливается тут же.

У нас в регистре 8800 членов партии. Народный союз жизнеспособен, у нас своя программа, и в отличие от обещаний некоторых других партий каждое наше обещание имеет денежное покрытие. Мы — не маленькая партия, если посмотреть, сколько у нас членов.

— Однако с точки зрения поддержки сказать этого нельзя.

— А где вы берете эти цифры поддержки? Из тех исследований, что сделаны с государственной фальшью?

— Возьмем хотя бы последние выборы Европарламента, когда Народный союз получил меньше голосов, нежели у него насчитывается членов.

— На них смотреть не стоит. Тогда как раз ушел председатель партии и царила большая неразбериха. Поглядим лучше на результаты выборов Рийгикогу, что были в 2007 и 2003 годах.

— Что заставляет вас верить, что вы сумеете найти отклик в сердцах избирателей?

— Нам нужно спокойно идти вперед с теми принципами, что существовали у Народного союза всегда. Это и развитие жизни на селе, отстаивание интересов селян, решение социальных проблем. У нас есть также возможность выполнять свои обещания в качестве партнера по коалиции. Народный союз дважды входил в правящую коалицию, и поскольку по мировоззрению мы являемся расположенной чуть правее от центра партией, то мы очень хорошо подошли бы в правительство.

— За счет чего сейчас возможно снизить цену электроэнергии чуть ли не на 20 процентов, как вы обещаете?

— Одна вещь — акциз, который накинули к цене электроэнергии. Во-вторых, если посмотреть на цифры прибыли, что у «Eesti Energia», — на эти два миллиарда крон… Ну, послушайте! Я руководил «Tallinna Sadam» — порт, берущий с занимающихся транзитом грабительские суммы, дает полмиллиарда прибыли. Однако это взимание не со своих людей, а из кармана западных и российских олигархов. И со своего народа мы берем два миллиарда прибыли, говоря, что цену электроэнергии снизить нельзя.

— Но «Eesti Energia» утверждает, что нуждается в этих деньгах для инвестиций. В действительности он нуждается в 20 миллиардах, чтобы построить новый завод по производству масла, чтобы повысить ценность сланца, производя из него масло.

— Не будем здесь вскрывать это. Мы в «Tallinna Sadam» тоже инвестируем миллиард в год, для чего взяли заем, — это производственный процесс.

— В Эстонии предприятия покупают электроэнергию уже на свободном рынке, что сделало электричество более дорогим для них. Через несколько лет и частные потребители выйдут на свободный рынок. Неужели вы намерены обратить этот процесс вспять, чтобы начать регулировать цену?

— На свободный рынок выходить, естественно, надо — тогда цена и снизится. Посмотрите, что произошло на внутреннем рынке с того момента, когда наряду с EMT на рынок пришли другие фирмы. Цены снизились в разы.

— Как именно Народный союз, придя к власти, сделал бы жизнь в Эстонии лучше?

— Прежде всего — уменьшение числа госчиновников. По последним данным, количество госчиновников во время кризиса возросло на 9 процентов. Зарплаты в государственном секторе ощутимо выше среднего по Эстонии. С того времени, когда я ушел из системы Министерства внутренних дел, количество чиновников его центрального аппарата удвоилось. Я не говорю о чиновниках на низовых должностях, выполняющих ежедневную работу в своих отделениях. Я говорю о всевозможных советниках, секретарях, ассистентах, помощниках руководителя и т.д. Эти люди имеют довольно высокие зарплаты. Их много, кого надо сократить.

А начинать надо с Рийгикогу. Во время встречи с народом в Кивиыли основным вопросом было как раз то, почему парламентариев должно быть 101 человек и с такой большой зарплатой.

— А почему в Рийгикогу должен быть именно 51 член, как говорите вы?

— У нас 1,3 миллиона жителей, и давайте посмотрим, как обстоит дело в других странах. В парламенте Швеции 111 членов, однако там жителей 7,5 миллиона.

Нам не нужен такой большой парламент, ведь его активная часть намного меньше, нежели этот 101 человек.

— Народный союз входил в коалицию годами. Почему же еще тогда вы этого не сделали?

— Но тогда было другое руководство.

— Если взглянуть на программу вашей партии, то создается впечатление, будто вы придерживаетесь национально-консервативной линии. Правильно?

— Более-менее так и есть.

— В Эстонии большое русское меньшинство. Как, по вашему мнению, надо решать этот вопрос: возможна ли интеграция, если учесть прежний опыт?

— Все неприятности начинаются с того, когда нет работы. То, что русские люди живут сами по себе, — не проблема: у русских и в Америке есть свои городские районы, как и у китайцев и представителей других национальностей.

Интеграция в действительности происходит. Если в начале 90-х у многих имелась возможность уехать, то теперь они возвращаются. Следовательно, здесь хорошо жить и работать. Но теперь, когда работы нет, возникают проблемы.

— В 2007 году в Эстонии была самая низкая за все времена безработица, однако все мы помним, как мировоззрения эстонцев и русских столкнулись на национальной почве.

— Если вы подразумеваете апрельские события, то та ситуация была искусственно создана правительством. Когда у нас в 1994 году выводили советские войска, то у российского посольства возник вопрос, не вывезти ли также памятник. И правительство Лаара сказало не вывозить. Перенос его взвешивали неоднократно, но не делали этого, и тут вдруг перенесли силой. Между национальностями же ничего не произошло.

— Ида-Вирумаа — регион с наиболее высокой безработицей в Эстонии. Что надо сделать, чтобы через два года она стала значительно меньше, чем сейчас?

— Я пытался со своей сетью магазинов «Hugo Boss» повести бизнес в Нарве, но помещения до сих пор пустуют. Если самоуправления не будут в состоянии представлять площади по нормальной цене для коммерческой деятельности или производства, то ничего не изменится. В Нарве в 2007 году запрашивали более высокую аренду, чем в Таллинне. Эта муниципальная площадь была передана в руки бизнесменов, которые сдавали ее в аренду дальше. Самоуправление могло бы, однако, установить ограничения цены аренды для пересдающих муниципальную площадь в аренду.

Кроме того, в Нарве очень много муниципальной земли, на которой можно было бы что-то сделать, создавать там магазины или мелкие производства.

Важно, конечно, и восстановление транзита. С сокращением транзита очень много рабочих мест исчезло на железной дороге, связанных с этим предприятиях, в Силламяэском порту. А порт очень хороший, в 22 километрах от границы.

— Почему он не развивается?

— Это вопрос государства.

— Что государство должно сделать?

— Ладить с большим братом. Я говорю не о подхалимстве, а о нормальных отношениях. Почему Финляндия с Россией ладит?..

— Что следует для этого сделать?

— Заключить нормальные политические соглашения.

— О чем следовало бы договориться?

— О добрососедских отношениях.

— И кто же и что должен сделать?

— Посмотрите на газопровод «Nord Stream». Мы говорили, что это так опасно и Бог знает, что может случиться. Теперь эта труба проходит по тому же морю, только у другого берега. И «пенку» в миллиард евро в год снимает порт Котка. Это 20 процентов бюджета Эстонии. Это было политическое решение.

Да и эстонские пищевые продукты имели бы в России огромный рынок.

— Что же этому препятствует?

— Политические отношения — через границу не перебраться, посмотрите, что там творится!

— Если вы станете премьер-министром Эстонии, то с какими предложениями прежде всего обратитесь к премьер-министру соседнего государства Путину?

— Какие предложения? Как я сказал, нам делались предложения, мы их отклонили. Вы пытаетесь задавать острые вопросы, но я на эту линию не перейду! Я не знаю, какие еще предложения о сотрудничестве могут поступить от России.

— Что еще надо сделать, чтобы в Ида-Вирумаа снизилась безработица, чтобы потенциал уезда, о котором так много говорилось, реализовался наконец в полном объеме?

— Когда уменьшают производство, надо делать упор на туризм. Наверняка надо развивать Нарва-Йыэсуу. Когда я был в Министерстве внутренних дел, мы создали там пограничный учебный центр. Это сразу оживило район: там знакомились, женились, появлялись дети, открылся детсад — жизнь зашевелилась. И тут явилось правительство и перевело этот учебный центр оттуда.

Нынешний мэр города очень правильно считает, что там надо создать маленький порт. Природы и пляжа, которые были бы равноценными нарва-йыэсууским, в Эстонии больше нет. С туризмом приходит очень много рабочих мест.

— Как вы связаны с Ида-Вирумаа?

— Я тут много действовал. Я тот, кто привел в Силламяэский порт инвесторов — господина Малова и господина Каткова — и свел их с Тийтом Вяхи. Я был тем, кто посоветовал им инвестировать в Нарва-Йыэсуу и построить жилые дома, что Катков и сделал.

Мой отец развивал когда-то мебельную промышленность по всей Эстонии. За создание Пюссиского комбината древесных плит велась большая борьба, и я сам, будучи мальчишкой, присутствовал при его возведении.

— Вы обещаете, что средняя пенсия за четыре года перевалит за 6500 крон. Откуда поступят эти деньги?

— Вопрос в том, насколько больше денег поступит государству и сколько восстановится рабочих мест. И если этого не будет, то повысить не удастся.

Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.