Эрки Ноол: «Прежние избранные отсюда члены Рийгикогу недостаточно боролись за Ида-Вирумаа»

2. Март 2011



В феврале и первых числах марта "Северное побережье" подготовило серию предвыборных интервью, где главный редактор Эрик Гамзеев и исполнительный редактор Эрик Калда расспрашивают ида-вирумааских первых кандидатов от шести партий. В интервью рассмотрены темы, о которых кандидаты в ходе своей кампании зачастую говорить не хотят, но которые, по нашему мнению, все же важны.

СОЮЗ ОТЕЧЕСТВА И RES PUBLICA: Первым номером в Ида-Вирумаа является олимпийский чемпион и член Рийгикогу Эрки Ноол

— Одним из краеугольных камней предвыборной кампании IRL является обуздание монополий и предотвращение роста коммунальных расходов для людей. Теплопроизводитель Йыхвиского и Ахтмеского регионов подал в Департамент конкуренции ходатайство о повышении цены. Знаете ли вы, на сколько процентов?

— Честный ответ: к сожалению, не знаю.

— Примерно на 30 процентов. Как ваша партия сможет предотвратить такое повышение цены?

— Это и надо делать в сотрудничестве с Департаментом конкуренции. Но очень честный ответ таков, что в кратковременной перспективе нам сверхсложно предпринять что-либо против больших и мощных монополий.

Самая реальная возможность предотвращения роста связанных с жильем коммунальных расходов — это направлять поступающие государству от продажи квот на выброс СО2 денежные суммы в утепление больших многоквартирных домов. Таким образом можно будет поддержать товарищества. Если товариществу приходится брать заем для утепления дома, то оно почти ничего не выигрывает, ведь деньги, которые сэкономят на отоплении, приходится выплачивать банку в виде процентов.

— Проблемы больших многоквартирных домов зачастую начинаются и с того, что люди уезжают и бросают свои квартиры. Ида-Вирумаа за год покинули 2500 человек. Как предотвратить отъезд людей?

— Новая программа развития Ида-Вирумаа готова.

— Но ведь эта программа не будет работать, если не предусмотрены деньги на ее претворение в жизнь?

— В действительности имеется план направления в здешний регион заметно больших денежных сумм, нежели в другие регионы.

— Насколько больших и куда?

— Прежде всего — в промышленность. Возьмем хотя бы инвестиции «Eesti Energia». Мы можем ведь говорить о домах культуры и прочих красивых вещах, но в том, чтобы удержать людей, определяющим является все-таки наличие рабочих мест. Если на столе у человека нет хлеба, он уедет.

— Почему сложилось так, что хотя Ида-Вирумаа является одним из крупнейших промышленных центров Эстонии, делающим заметный вклад в экспорт страны, тут добывают главное полезное ископаемое страны — сланец, но сам регион остается одним из беднейших в Эстонии? Об этом говорилось годами, когда и IRL находился у власти в государстве, однако изменить ситуацию не удалось.

— По-моему, одной из основных проблем является то, что деньги владельцев нескольких здешних очень крупных предприятий уходят из региона. Важно, чтобы они инвестировали заработанные деньги обратно в здешний регион.

— Заработанные «Eesti Energia» миллиарды тоже шли на подкармливание госбюджета…

— Находящийся в собственности государства «Eesti Energia» последние пару лет действительно был старательным латальщиком дыр госбюджета. По сути, Ида-Вирумаа расположен в логистически хорошем месте: порт, железная дорога, полезные ископаемые, близость России.

— Так что же надо сделать, чтобы жизненный уровень в этом регионе соответствовал данным перечисленным предпосылкам?

— Очень большая проблема в том, что избиравшиеся отсюда в прежние годы в Рийгикогу люди не смогли достаточно хорошо отстаивать интересы региона. В случае с Нарвой во вред то, что она сама превратила себя в слишком закрытый город.

Я сам являюсь членом совета Центра инвестиций в окружающую среду. В Нарве самая плохая в Эстонии питьевая вода. Деньги есть, чтобы привести это дело в порядок. Но на месте не в состоянии подготовить проект. Власть интересует прежде всего то, как бы стать посредником строителя, поскольку речь идет о проекте в миллиард крон. Тут вспоминается старая поговорка: собака продирается сквозь репейник — что-то всяко прицепится. Столь большой проект обязательно добавил бы рабочих мест, однако он никуда не движется — ни вперед, ни назад.

— Это тот самый вечный спор, когда местные власти обвиняют во всех бедах власть центральную, а последняя утверждает, будто местная сама беспомощна?

— Об этом можно спорить бесконечно. В Рийгикогу входят четверо избранных от Ида-Вирумаа центристов. Они здесь по местному телевидению каждый день говорят о том, насколько они основательные деятели. Однако на Тоомпеа они ничем в глаза не бросаются. Об Эфендиеве (Эльдаре) — очень извиняюсь — я услышал впервые теперь, когда мы вместе участвовали в одной местной телепередаче, хотя он четыре года находился вместе со мной в Рийгикогу. Избранные отсюда депутаты должны сами быть активнее и бороться за свой регион.

— Центристская партия находится в Рийгикогу в оппозиции. Центристы могут, конечно, говорить много, однако в правящем союзе к их предложениям не особо прислушиваются. Если же мы заговорим о государственной региональной политике, то увидим, что все занимающиеся в основном данной сферой министры — министр по делам регионов, министр экономики — из IRL. Почему вы не сумели снизить безработицу здесь, в регионе?

— Признаюсь, что мы построили несколько нелепую систему для поддержки предпринимательства. Мое личное мнение таково, что, инвестируя в проблематичные регионы, предприятия должны бы получать гораздо большую поддержку от ЦУРП. В Харьюмаа же такая поддержка вообще не нужна.

Это наиболее реальное государственное средство воздействия, чтобы создавать новые рабочие места в регионах, где государство уже инвестировало в школы и детсады, а люди все равно уезжают, поскольку работы нет. Сейчас ЦУРП очень много говорит о строительстве фонтанов и поддержке туристических хуторов. Все это прекрасно, но не дает того результата, чтобы люди оставались в родных местах и в школу, построенную для 80 детей, ходили действительно 80 ребят.

Я достаточно в курсе истории с пюссиским заводом по производству плит «MKT Holding». Это было жизнеспособное предприятие, попавшее, однако, во временные трудности, поскольку в какой-то момент банки не дали займа. Государство должно было в такой ситуации прийти предприятию на помощь.

— Вы сумеете объяснить это и своему министру экономики Юхану Партсу?

— Я имел с ним разговор конкретно на эту тему, шел на такие разговоры и в некоторых других случаях. Посмотрите, как американцы борются за свои фирмы. Государство могло бы поддержать гарантиями и эстонские предприятия. Это была бы настоящая региональная политика.

— Что вы скажете русским избирателям, у которых относительно IRL сложилось мнение, будто речь идет о партии, отстаивающей лишь интересы эстонцев?

— Я считаю, что русским людям не стоит бояться того, что их дети станут учиться в эстоноязычных гимназиях. Это единственно верный путь, поскольку это создает для них лучшие возможности, чтобы пробиться в Эстонии. Если со школы знания эстонского языка не будет, их возможности на рынке труда уменьшатся. Не будут они также конкурентоспособны при поступлении в эстонские университеты.

— У многих сложилось мнение, что даже знание языка еще не обеспечивает равных возможностей.

— Вот с этим я поспорю. Это россказни. Мой хороший друг Тармо Валгепеа стал директором мяэтагузеской школы и активно принялся эту школу изменять. Когда он расспрашивал родителей, почему они не хотят, чтобы дети учились на эстонском языке, они назвали основной проблемой утрату самосознания. Он попросил уточнить, что они подразумевают под этим. Ответили, что русскую культуру и язык. Он сказал: хорошо, решим этот вопрос. Позвонил в посольство России, спросил, есть ли у них соответствующие материалы. Из нарвского консульства привезли материалы на место и в учебную программу добавили урок русской культуры — и проблема разрешилась.

Тармо сказал, что с иным родителем приходилось и девять раз разговаривать, чтобы разъяснить эти вещи. Но во многих местах никто этим заниматься не хочет.

— Чье это упущение, что не хватает таких учителей, которые смогли бы преподавать в русских школах на эстонском языке на хорошем уровне?

— Это вопрос к университетам и, конечно, к Министерству образования. Тармо сказал, что провел 140 собеседований о работе с желающими стать учителем. Десять из претендентов он принял бы на работу тут же — все вроде бы имеется: есть бумага об образовании, сами люди молодые и деятельные. Только одна проблема: они закончили университет в Эстонии, но эстонского языка не знают. Абсурд ведь.

— Чем заманить в Нарву учителей, владеющих эстонским языком?

— У нас есть всевозможные программы, мы выплатим молодым учителям деньги. Просто добавим ресурсов, если это имеет для нас государственное значение. Мы просто должны этим заниматься.

— Где возьмут деньги на это?

— У Министерства образования деньги есть. Надо пересмотреть многие прежние расходы — все ли они настолько необходимы.

— Мы говорим о том, что в Ида-Вирумаа несколько неуютно чувствуют себя из-за вопросов языка или гражданства русские люди. В то же время мы слышим и о том, как здешние эстонцы в Нарве или Кохтла-Ярве ощущают определенный дискомфорт, поскольку их возможности общаться на родном языке и дать своим детям приличное образование на родном языке более скудные, нежели в других местах Эстонии. Как уменьшить такое обоюдное неудобство?

— Это верно замечено. Я ощущаю, что у здешней эстонской общины тревога из-за собственного самосознания гораздо более сильна, чем, например, в юго-восточной Эстонии. Честный ответ: я не сумею ответить на этот вопрос.

Нашей большой ошибкой было, когда в 2000 году перенесли переход на эстоноязычное образование. Это позволило подумать, что если уж один раз перенесли, то сделают так же и потом. Мы должны быть последовательными. Нельзя бесконечно говорить, будто у нас не хватает для этого того, другого и третьего.

— IRL обещает в своей программе уменьшить коммунальные расходы, начать выплату материнской пенсии, гарантировать бесплатное высшее образование, отменить земельный налог для владельцев жилья. Откуда придут эти деньги?

— Расходы на материнскую пенсию сравнительно малы.

— Но все же это новый расход, в то время как бюджет и без того в минусе.

— Просто надо некоторые вещи расставить по-другому. Ни одну статью социальных расходов нельзя увеличивать таким образом, как делалось в хорошие времена, примерно с таким отношением — мол, ах, это ничего не стоит, всего-то 500 миллионов. Возьмем хотя бы пособия по инвалидности, которые, к примеру, в Пылвамаа получают 27 процентов жителей. Это ведь обман государства. Мы должны пересмотреть старые глупые решения.

— На каких условиях Эрки Ноол с семьей переехал бы жить в Ида-Вирумаа?

— Очень больших условий и не надо. Поскольку оба мои мальчишки ходят на тренировки, то здесь нужны бы лучшие возможности для занятия спортом. Одна школа приличного уровня тоже не помешала бы. В Ида-Вирумаа удивляет то, что нет ни одного приличного стадиона. Если мы говорим об интеграции, то спорт — одна из лучших возможностей для нее. Возьмем, к примеру, эстонскую сборную по футболу.

— Дерзнете ли выйти тут с конкретным обещанием, что если Эрки Ноол пройдет в парламент, то не позднее чем через четыре года в Ида-Вирумаа будет иметься по крайней мере один новый и современный стадион?

— Это одна из первых вещей, которые следовало бы сделать. Это позор, что в области легкой атлетики в уезде невозможно провести даже чемпионат Эстонии. Абсурд. При этом изумляет, что из Ида-Вирумаа выходит довольно много хороших легкоатлетов в молодежных классах. Создание одного стадиона, по сути, стоит не очень много.

— Чем вы докажете, что Ида-Вирумаа будет интересовать вас и после того, как необходимые для места в парламенте голоса будут получены?

— Выбранный депутат должен быть активным все четыре года. Даже если предположить, что в следующий раз придется баллотироваться в каком-то другом регионе, у тебя тем не менее будет чувство ответственности перед следующим баллотирующимся от твоей партии. Это вопрос добросовестности.

Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.