Лембит Кальювеэ: «Если мы не придем к власти весной, то уж осенью — наверняка»

26. Февраль 2011



В феврале и первых числах марта "Северное побережье" подготовило серию предвыборных интервью, где главный редактор Эрик Гамзеев и исполнительный редактор Эрик Калда расспрашивают ида-вирумааских первых кандидатов от шести партий. В интервью рассмотрены темы, о которых кандидаты в ходе своей кампании зачастую говорить не хотят, но которые, по нашему мнению, все же важны.

ЦЕНТРИСТСКАЯ ПАРТИЯ: Первый номер на выборах Рийгикогу в Ида-Вирумаа — член Рийгикогу, бывший руководитель «Eesti Põlevkivi» Лембит Кальювеэ

— В последние годы вы так много говорили и писали о том, как было бы правильнее организовать предпринимательство и экономику в Ида-Вирумаа. У вас имеется опыт успешного предпринимателя. Почему вы, вместо того, чтобы действовать в здешнем предпринимательстве, выбрали должность политика, который, будучи в оппозиции, может, правда, блистать вопросами и выступлениями на инфочасе Рийгикогу, однако реальных возможностей влиять на решения не имеет?

— Если бы Центристская партия находилась в государстве у власти, то я, очевидно, продолжал бы действовать в энергетической системе.

— Реальность такова, что Центристская партия не у власти, и вероятность того, что она придет к ней в ближайшие годы, мала.

— Я считаю, что если мы весной, сразу после выборов, к власти не придем, то осенью придем уж наверняка. Уже в нынешнем правящем союзе Партия реформ обижает IRL. Если соотношение сил изменится теперь еще больше в пользу Партии реформ… Учитывая ее заносчивость, IRL этого просто не выдержит.

— Тогда Эдгар Сависаар станет формировать правительство вместе с Мартом Лааром?

— Они оба не навечно «повенчаны» во главу своей партии. По моим данным, Лаар уже сейчас, по сути, отстранен от руководства партией. Положение Эдгара тоже уже не такое, как несколько лет назад.

— Вы разделяете мнение Эвелин Сепп, будто Сависаару пора бы уйти с места руководителя партии? Это предоставило бы Центристской партии свободу действий и расширило бы возможности сотрудничества с другими партиями?

— Журналистам интересно перед выборами говорить о внутрипартийных делах, однако членам партии — нет. Но я все же думаю, что осенью, когда состоится конгресс партии, кандидатов на место председателя наверняка окажется больше одного.

— Этих кандидатов отберет все же один человек…

— Это не так. Просто у вас создалось такое представление.

— Почему о Центристской партии создается такое представление?

— Одним из крупнейших недостатков эстонских партий являются слабые руководители. Одна вещь, из-за которой я поддерживаю Эдгара, это то, что я тоже считаю: руководители должны быть сильными. Посмотрите, почему соцдемам не удалось добиться чего-то достойного внимания? У них очень много мудрецов. Их речи в разы умнее моих, они повидали мир. Но когда доходит до действий, у них не хватает сильного руководителя.

— Вы годами были в правительстве вместе с Партией реформ. Почему вы в те годы не сделали для Ида-Вирумаа, где так много ваших сторонников, ничего основополагающего?

— Как не сделал? Возьмем хотя бы тот самый «Eesti Põlevkivi». Мы привели предприятие в порядок. Оно в состоянии при сравнительно маленьких инвестициях добывать 18 миллионов тонн сланца в год.

— Это означало также утрату тысяч рабочих мест в Ида-Вирумаа.

— Нет, мы их не утратили.

— Но ведь рабочих мест там стало на тысячи меньше?

— Если тот охранник, что дежурит сегодня в будке на шахте «Estonia», получал раньше зарплату от «Eesti Põlevkivi», а теперь получает от охранной фирмы, то ведь это рабочее место сохранилось. Главное, что мы сумели улучшить бизнес-культуру.

— Если бы Центристская партия вновь пришла к власти в стране, что это принесло бы Ида-Вирумаа в предстоящие два-три года?

— Первым делом мы вывели бы «Eesti Põlevkivi» из состава «Eesti Energia».

— Что это дало бы?

— Сланцедобытчики превратились бы в этом случае в хозяев. Хозяин все же ведет дела лучше.

— Хозяином останется ведь, по сути, государство в лице министра экономики?

— Посмотрите, как много вещей начали здесь при Мати (Йостове). У сегодняшних руководителей («Eesti Energia Kaevandused») по существу нет никакой власти. Они ничего не могут предпринять, не спросив разрешения.

Если бы Центристская партия входила в правительство, то мы лучше ладили бы со своим большим соседом, и идущие оттуда грузопотоки значительно возросли бы. Я железно уверен в этом — и это хорошо отразилось бы в первую очередь на здешнем регионе.

— Какова та секретная кнопка, нажатие на которую заставит транзитные потоки оживиться?

— Первым делом, члены нашего правительства не должны бы ездить по Европе и ругать-осуждать Россию. Для меня совершенно неприемлемо отношение нынешнего правительства к своему соседу.

— По вашей оценке, в плохих отношениях виновата чисто эстонская сторона?

— Нет, я не скажу, что дело только в политике Эстонии. Когда отношения таковы, каковы они сейчас, то у обеих сторон есть своя вина. Но наше правительство утверждает, что мы вообще не виноваты.

— Что вы думаете о такой точке зрения, будто отношения с Россией нельзя делать очень тесными, поскольку Россия по-прежнему заинтересована в увеличении своего влияния в странах Балтии и добиться его наиболее эффективно можно через экономику? Это может стать угрозой для безопасности Эстонии?

— Определенная угроза наверняка есть, и об этом надо думать. В то же время ведение бизнеса с Россией — дело более прибыльное, чем с какой-то другой страной. В бизнесе повсюду действует правило, что чем больше рынок, на котором ты действуешь, тем больше как возможности выигрыша, так и риски.

— Стоит ли выигрыш дополнительной прибыли от более тесных контактов с Россией взятия того риска, который может сильнее укрепить на поводу у России все государство, как произошло с некоторыми другими ее ближайшими соседями?

— Я считаю, что мы могли бы брать больше прежнего рисков на российском направлении. До определенного предела. К примеру, от этого была бы большая помощь при снижении безработицы. При ведении бизнеса с Россией результаты рождаются довольно быстро, если сравнивать с государствами Западной Европы. Я говорю это по собственному опыту, поскольку вел бизнес в обоих направлениях. Если спустя какое-то время и произойдут обратные удары на политической почве, которые на какой-то период остановят бизнес, то в конечном итоге выиграешь ты все же больше, чем потеряешь.

Что касается влияния, то его ведь хотят добиться над маленькими государствами все большие. Другой вопрос, с какой риторикой это делают. Один высказывает эти вещи покрасивее, другой — поуродливее. Тут нельзя смотреть только на тот аргумент, что Америка нас не оккупировала.

— Историю и ее влияние нельзя ведь игнорировать?

— У нас смотрят только на последнюю оккупацию. Если поглядеть на последнее тысячелетие, то в отношении Германии у нас должно бы иметься гораздо больше негативного настроя.

— Если вернуться обратно в настоящее и в Ида-Вирумаа, то каким образом Центристская партия смогла бы помочь жизни в Ида-Вирумаа лучше догнать остальную Эстонию?

— В течение последнего десятилетия мы были в правительстве в общем четыре года — в два приема. Если мы посмотрим на последние пять лет, то развитие Ида-Вирумаа происходило быстрее, чем в других регионах.

— В чем это выражается, если безработица по-прежнему самая большая и бедности по-прежнему много?

— Ида-Вирумаа начал подниматься со дна. В смысле безработицы мы тоже приближаемся к остальным. В то время, когда мы были в правительстве, мы давали импульс для того, чтобы дела тут пошли лучше.

— Вы опытный бизнесмен. Если посмотрите на предвыборную программу Центристской партии как на план деятельности предприятия, зная, во что обойдется выполнение того или иного обещания и как мало имеется возможностей для их денежного покрытия, то насколько быстро наступило бы банкротство?

— Я смотрю на программу прежде всего как на желаемое направление, куда хотят идти. Программа ни одной из партий ни в Эстонии, ни где-то еще никогда не является полностью исполнимой.

— Значит, все сознательно врут?

— Это не вранье. Просто кое-что удастся сделать лучше, кое-что — хуже. Сейчас не известно, что и как удастся, — это зависит от многих вещей. Но многие конкретные вещи мы наверняка сделали бы.

— Почему цена пакета и то, где намерены взять на это деньги, даже приблизительно не уравновешено?

— Доходы можно увеличить ступенчатым подоходным налогом. А также снижением верхнего предела материнской зарплаты. Но главное — это запустить в ход экономику.

— Как поможет запустить в ход экономику ступенчатый подоходный налог, означающий рост затрат на рабочую силу?

— Мне не верится, что он станет препятствием. По предложенному нами варианту размер подоходного налога увеличился бы начиная с зарплаты в 12000 крон.

— Все больше местных центристов оказывались под уголовным следствием. Михаил Стальнухин называл это политическим преследованием со стороны правящих партий. Вы разделяете такое мнение?

— Можно думать и так, и, наверное, у Стальнухина есть основания так говорить. Но основная проблема, по-моему, в том, что нынешняя система госпоставок слишком усложнена. Если раньше можно было посадить почти каждого председателя колхоза, то сейчас это же можно сказать о самоуправленческих руководителях. Достаточно взять какие-нибудь документы поставки.

Сейчас самоуправление должно организовывать госпоставку даже для покупки туалетной бумаги. Я не обязывал бы самоуправления проводить госпоставку для закупки услуг дешевле полумиллиона евро. Просто установил бы для этого порядок из нескольких пунктов.

Мне не нравится, что сейчас, даже если заранее известно, что за сделавшей на поставке лучшее предложение фирмой стоит темный деятель, который не сделает приличную работу, приходится все же бить с ним по рукам.

— Если не надо будет проводить госпоставки, то это приведет ведь к тому, что выигрывать станут только фирмы друзей мэра или волостного старейшины.

— Ну и что? Почему я не могу заказать что-то у друга, если знаю, что он выполняет работу хорошо и вовремя, и соотношение качества и цены уместное? Почему я должен отдавать предпочтение мошеннику, который работу толком не делает, но зато нанимает юристов, чтобы процессами тянуть из самоуправления деньги?

— Если мы начнем заказывать у друзей, то ведь для рыночной экономики и конкуренции вообще никакого места не останется?

— Друг не означает того, что ему можно было бы переплачивать. Я привык к тому, что друг выполняет для меня приличную работу, и я за это прилично ему заплачу.

— В программе Центристской партии записано, что для гарантии публикации различных мнений необходимо создать реальную свободу слова в эстонских СМИ. Что это значит?

— Я уверен, что если бы не входил в Центристскую партию, то медиаканалы с гораздо большим удовольствием и намного чаще публиковали бы мои точки зрения. Некоторые республиканские издания, да и национальное вещание склоняются в чью-то сторону.

— Как должно бы выглядеть установление реальной свободы слова? Являются ли эталоном «Kesknädal», «Город», «Панорама» и иные подобные издания, где других мнений, кроме мнений центристов, просто нет?

— Нет, это очень крошечные кусочки эстонского медиапространства. Мы говорим об общем подходе, чтобы избавиться от склоненных в чью-то сторону положений. Конечно, Центристская партия, да и наш лидер допускали ошибки при общении с прессой. Это пришло не только со стороны медиаканалов. Однако это положение надо исправлять.

— Вы обещаете вывести политику гражданства на европейский уровень. Что вы под этим подразумеваете?

— Я давал бы гражданство тем людям, кто родился в Эстонии.

— Не стало ли бы следующим шагом и введение в Эстонии русского языка как второго государственного?

— Не стало бы.

— Большая часть ваших избирателей этого, очевидно, хотела бы?

— Какая-то логика в этом есть, что если сделал один шаг, то сделаешь также второй и третий. Но политикой гражданства наше правительство обязательно занялось бы.

— Что позитивное принесло бы эстонскому государству упрощение предоставления гражданства?

— Считаю, что самой большой ценностью для государства является лояльный гражданин. Я разговаривал с людьми и знаю, что в случае получения гражданства лояльность их увеличилась бы.

Публикации на данном интернет-сайте не являются полным и точным отражением содержания газеты "Северное побережье" на бумажном носителе.
Все опубликованные на данном интернет-сайте статьи и иллюстрации являются произведениями, защищенными авторским правом.
Цитирование статей разрешено при наличии активной ссылки на страницу-источник.
Перепечатка той или иной статьи целиком, равно как и существенных фрагментов, а также иллюстраций, возможна только с особого разрешения АО "PR Põhjarannik".
Электронный почтовый адрес для связи с редакцией: info@pohjarannik.ee
В случае жалоб относительно содержания публикаций можно обращаться в Совет по делам прессы: pn@eall.ee, тел. 646 3363.

Kuulume SmartAD reklaamivõrgustikku.